Проект создан при поддержке
Российского гуманитарного научного фонда (грант № 05-04-124238в.)
РУССКИЙ ШЕКСПИР
Информационно-исследовательская база данных
Новости
29.01.2009
Вся власть — уроду // Кровавая борьба за английский трон на сцене Театра на Левом берегу

Премьера спектакля "Ричард III" по исторической хронике Шекспира несколько раз откладывалась, но все же заняла достойное место в афише Театра драмы и комедии на Левом берегу.

Обезоруживающая прямота героя Алексея Тритенко (в центре) безотказно действует на женщин

Премьера спектакля "Ричард III" по исторической хронике Шекспира несколько раз откладывалась, но все же заняла достойное место в афише Театра драмы и комедии на Левом берегу. В изменениях, которые Андрей Билоус внес в шекспировский текст, и фирменной техничной режиссуре Юлия Бентя почувствовала искреннюю, хоть и трудно объяснимую симпатию режиссера к своему герою — серийному убийце и беспринципному тирану. 

 

Андрею Билоусу чуть больше тридцати, и он не только один из самых востребованных столичных постановщиков, но и режиссер, чей фирменный почерк безошибочно узнаваем. Последние его работы — "Опасные связи" и "Лолита", поставленные в Театре на Левом берегу,— объединяет яркость, сценическая изобретательность и, увы, не всегда понятный конечный смысл изнурительного действа с непременным набором близких к совершенству актерских работ (на предпремьерных репетициях "Лолиты" доходило даже до нервных срывов). Впрочем, в среде театралов эту слишком "тщательную" режиссуру господину Билоусу пока прощают, списывая ее на молодость постановщика.
 
В сравнении с предыдущими работами в "Ричарде III" режиссеру удалось заметно ускорить пульс действия — не только за счет купюр шекспировского текста, но и благодаря ограниченному числу лейтмотивов. Действие движется напролом и в итоге приходит к парадоксальному хеппи-энду: Ричард (Алексей Тритенко), в отличие от исторических хроник, в финале побеждает Ричмонда и восходит на трон — нет ни покаяния, ни расплаты. В первом же монологе герой сообщает: да, я горбатый урод и подлец и намерен давить всех, пока не стану королем Англии. Эта обезоруживающая прямота безотказно срабатывает и в отношении с женщинами: леди Анне (Анастасия Карпенко) он сообщает, что убил ее отца и мужа из любви к ней,— и королева теряет голову сначала в переносном, а потом и в прямом смысле слова.
 
У господина Билоуса Ричард идет "по трупам", снося головы приближенным, но убивает он не сильных противников, которых рядом с ним попросту нет, а фактически уже мертвецов, без всякого сопротивления готовых отказаться от любых претензий на корону и страну. Чтобы ответить на вопрос, зачем все это надо Ричарду, Андрей Билоус призывает на помощь реальную историю, согласно которой тот был "плохим человеком, но хорошим политиком", сумевшим уберечь Англию от гражданской войны и полной катастрофы. Впрочем, в сугубо театральном измерении этот вопрос остается открытым, так как в окружении слабовольных подчиненных герой все-таки выглядит тем "последним из могикан", без которого мир окончательно полетел бы ко всем чертям, подтверждая эпиграф спектакля — "Плох свет, и хуже будет с каждым днем...".
 
Возможно, дело в том, что молодой актер левобережной труппы Алексей Тритенко создает своего героя практически по тому же лекалу, что и сыгранного им недавно Гельвера — парня с психическими отклонениями, становящегося жертвой фашистской пропаганды, в спектакле Театра марионеток "Сволочи" того же Андрея Билоуса. Его Ричард — психопат, параноик и почти эпилептик, корчащийся от постоянных болей в животе и часто не знающий, куда девать руки. И здесь в глаза бросается разительное несоответствие в масштабах: Гельвер играет в солдатики и управляет марионетками, в то время как Ричард считает таковыми живых людей.
 
Некоторая схематичность образа Ричарда приводит к тому, что временами свита его переигрывает. Так, в ролях обескураженного короля Эдуарда и его брата Кларенса очень хорош Михаил Кукуюк. А вот комическое "противодействие" убийственной серьезности главного героя блестяще осуществляют Вячеслав Шеховцов и Виталий Салий в роли убийц-исполнителей: несмотря на общее гнетущее настроение спектакля, им удается по-настоящему рассмешить зал, а их героям — на время получить власть над заказчиком.
 
Сценография (Борис Орлов) и музыкальное оформление (Александр Курий) "Ричарда III" восхищают функциональностью: супружеское кольцо здесь рифмуется с короной и Тауэром (его изображают цилиндрические каркасы, в которые, как в бочки, втискиваются живые мертвецы), зависший над сценой огромный плетеный гамак, на который подвешивают отсеченные головы в шутовских колпаках, буквально символизирует власть, а старинные шотландские напевы перемежаются истошным визгом, сопровождающим работу топоров. Впрочем, и сам спектакль отсвечивает мертвым блеском: не то чтобы жалко "обидчивых и гордых пэров", просто не очень верится, что увлекшийся интригами и истреблением братьев по крови Ричард после победы сумеет отыскать на их место братьев по разуму.
 
Юлия Бентя
 
Фото: Александра Течинского / Коммерсантъ
 

©

Информационно-исследовательская
база данных «Русский Шекспир», 2007-2019
Под ред. Н. В. Захарова, Б. Н. Гайдина.
Все права защищены.

russhake@gmail.com

©

2007-2019 Создание сайта студия веб-дизайна «Интэрсо»

Система Orphus  Bookmark and Share

Форум «Русский Шекспир»

      

Яндекс цитированияЭлектронная энциклопедия «Мир Шекспира»Информационно-исследовательская база данных «Современники Шекспира: Электронное научное издание» 
 Каталог сайтов: Театр
Каталог сайтов - Refer.Ru Яндекс.Метрика


© Информационно-исследовательская база данных «Русский Шекспир» зарегистрирована Федеральной службой
    по надзору за соблюдением законодательства в сфере СМИ и охраны культурного наследия.

    Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-25028 от 10 июля 2006 г.