Проект создан при поддержке
Российского гуманитарного научного фонда (грант № 05-04-124238в).
РУССКИЙ ШЕКСПИР
Информационно-исследовательская база данных
Новости
31.10.2008
«Золотой Софит»: тихо, чинно, благородно

Итак, итоги театрального сезона подвела очередная церемония вручения «Золотого софита». Высший свет служителей Мельпомены, Терпсихоры, Талии и Полигимнии Северной столицы собрались в минувший понедельник в Большом драматическом театре имени Г. А. Товстоногова, чтобы узнать, кто на этот раз был быстрее, выше и сильнее своих собратьев. Скромная и отчасти строгая церемония открытия задала сдержанный тон всего торжества. Таким же было и награждение – тихим, чинным и благородным.

 

Победители…

 

От «Золотого софита» не принято ждать сюрпризов. Высшая театральная премия Петербурга чужда скандалов, а главными эпитетами для ее лауреатов на протяжении многих лет остаются «заслуженный» и «достойный». Нынешний год не стал исключением. Если бы речь шла о скачках, можно было бы смело сказать – главный приз достался фавориту. Главный приз – это, естественно, «Лучший драматический спектакль на большой сцене». А фаворит – «Бесплодные усилия любви» Льва Додина. Малый драматический театр давно стал для Петербурга если не «нашим всем», то уж точно одним из самых узнаваемых брэндов Культурной столицы. Художественный руководитель театра и постановщик спектакля доверил Шекспира выпускникам собственного курса Театральной академии и, как всегда, добился успеха – яркий и энергичный спектакль оказался самым логичным выбором для членов высокого жюри, а самому Додину принес очередную статуэтку за лучшую режиссуру. Лучшей постановкой на малой сцене была названа в меру академичная «Дама с собачкой» Анатолия Праудина (БДТ).

 

Не удивили и номинации за лучшие главные роли. Эра Зиганшина, солирующая в «Похороните меня за плинтусом» Балтийского Дома (постановка Игоря Коняева) в роли деспотичной Бабушки, далеко оставила позади всех соперниц по цеху и без ложной скромности заявила со сцены: «Мне кажется, я эту премию заслужила». А «Лучшая мужская роль» покорилась Олегу Басилашвили, рассуждать об актерском таланте которого стало моветоном еще лет тридцать назад – на этот раз приза была удостоена его роль князя К. в «Дядюшкином сне» художественного руководителя БДТ Темура Чхеидзе. Призы за лучшую роль второго плана достались Наталье Поповой за роль Мамаши в спектакле «Калека с острова Инишмаан» (Балтийский Дом) и Виктору Костецкому, сыгравшему Дорна в «Записных книжках Тригорина» (Комедианты). Марина Солопченко и Сергей Бызгу без труда завоевали приз как лучший актерский ансамбль за дуэт в спектакле «Тойбеле и ее демон» в постановке Галины Бызгу.

 

Лучшую роль в театре кукол исполнил Андрей Князьков, режиссер-постановщик и исполнитель половины ролей в детском спектакле «Сказка для непослушных медвежат».

 

«Огромное спасибо всем, кто доверил мне играть в этом спектакле. Несмотря на то, что я сам его и поставил», - отшутился лауреат. Кукольным спектаклем года стал «Маленький принц» Большого театра кукол, а Александру Максимычеву достался приз за куклы к спектаклю «Любовь к трем апельсинам» театра марионеток им. Е. С. Деммени.

 

По части оперы и балета вновь не было равных артистам Мариинского театра. Сергей Алексашкин – лучшая мужская роль в оперном спектакле (Иван Флягин, Рассказчик в опере «Очарованный странник»). Екатерина Кондаурова – лучшая женская роль в балете (Альма в спектакле «Стеклянное сердце»). Андриан Фадеев, Александр Сергеев, Михаил Лобухин – лучший балетный ансамбль («For 4», хореография Кристофера Уилдона). При такой гегемонии неудивительно, что «Золотой софит» не вручают лучшей опере или лучшему балету сезона – это было бы похоже на игру в одни ворота. Впрочем, одна номинация все же досталась театру «Зазеркалье» - Луиза Ислам Али-Заде получила приз за главную роль в «Золушке» (постановка А. Петрова), обойдя примадонн Мариинки.

 

Оперетту представляло два с половиной «Софита» — призы за лучшую женскую роль, за лучшие костюмы и за сценографию (в двух последних объединены все музыкальные спектакли). Роль Мадам Помпадур в одноименной постановке Миклоша Сенетара принесла приз Светлане Луговой. А приз за сценографию достался Елене Орловой, художнику «Золушки».

 

… и проигравшие

 

Больше всех не повезло Александринскому театру. Целых два спектакля – «Чайка» и «Женитьба» претендовали на звание лучшей постановки сезона, а их режиссеры Кристиан Люпа и Валерий Фокин номинировались на лучшую режиссерскую работу. Кроме того, у артистов «Женитьбы» было три актерских номинации за главные роли (Игорь Волков – Подколесин, Дмитрий Лысенков – Кочкарев, Юлия Марченко – Агафья Тихоновна), еще одна у «Чайки» (Марина Игнатова – Аркадина). Не получилось. С другой стороны, удивляться нечему – слишком непохожа «Чайка» К. Люпы на классические постановки этой пьесы. Неоднозначная сценография, игры с подсознанием персонажей и отсутствие всеми любимого финала («Константин Гаврилович застрелился…») способны насторожить. А фокинская «Женитьба» и вовсе показалась некоторым зрителям надругательством над текстом Николая Васильевича – чего стоит один каток, построенный прямо на священной сцене Александринки. Многие ругали спектакль за «глупые шутки» и «пошлость», грозя пальцем за отсебятину в тексте пьесы и «попытки улучшить Гоголя». В нескольких отзывах экспериментатору Фокину предлагалось «вернуться в лоно классики». В самом деле, за сравнительно короткое время художественному руководителю бывшего императорского театра удалось провести жирную черту между строгими формами здания Карло Росси и подчас провокационным репертуаром. Такое стерпеть нельзя.

 

Не сложилась «судьба» спектакля «Жизнь в театре» в постановке Олега Куликова (Театр на Литейном). Камерная постановка прошла мимо внимания жюри (номинация «Лучший спектакль на малой сцене») – видимо, из-за своей чрезмерной камерности и того, что играется она в одном из коридоров театра. Исполнитель главной роли, обладатель двух «Золотых масок» Сергей Дрейден также остался без «Софита». Режиссер И. Коняев так и не дождался приза ни за режиссуру, ни за спектакль – слишком противоречивой получилась постановка «Похороните меня за плинтусом», а Игорь Скляр (Саша Савельев – главная роль) не смог повторить успех Э. Зиганшиной.

 

Поддержи свою команду

 

Оказывается, «Золотой софит» — на удивление тихая премия. Зал БДТ и перед началом торжества заполнялся как бы нехотя, а после начала церемонии спокойная дружелюбная атмосфера не спешила накаляться. Номинантов приветствовали скромно, а иногда и молча. Впрочем, причина к такому неназойливому и уважительному отношению отыскалась достаточно быстро. Просто каждый из сидящих в зале хлопал «своим». И, естественно, вежливо замолкал при представлении «чужих». В результате на каждого номинанта была отведена лишь небольшая толика аплодисментов – интеллигентный зритель приберегал свои ладони для тех, кто этого действительно достоин. Хлопающих или освистывающих спектакли за мзду клакеров понять можно — трудно понять душу человека, живущего искусством. Только было немного обидно, когда одного артиста встречал гром оваций, а другого – настороженная тишина. Как будто одни были менее достойны, чем другие.

 

Долги

 

В этой статье намеренно не рассказывается о почетных наградах и призах, которые были вручены на церемонии. Хотя из таких номинаций все же можно выделить две – специальную премию имени Георгия Товстоногова «За выдающийся вклад в развитие театрального искусства» и приз «За лучший дебют».

 

Для дебютантов Полины Вороновой (Виктория в спектакле «Счастье мое», Театр на Литейном), Дарины Дружиной (Ребекка Вест в спектакле «Парочка подержанных идеалов», БДТ) и Евгения Чмеренко (Джон в спектакле «Жизнь в театре») это не почетный трофей в череде наград, а первое признание, первый аванс, оправдать который придется в дальнейшем. Приз за лучший дебют – не лавровый венок, а семя, из которого еще должно вырасти дерево. Может быть, и лавровое.

 

Вторая премия противоположна первой. Генриетте Яновской и Каме Гинкасу, ученикам Г. Товстоногова, уже не надо ничего доказывать. Из дебютантов они давно превратились в признанных мастеров сцены. Однако, несмотря на это, не смогли не приехать, не выйти на сцену, с которой начинался их путь и не принять из рук Натэллы Товстоноговой награду, которая вроде бы ничего и не значит.

 

Не театр в долгу перед артистом – артист в долгу перед театром. Важны ли эти две номинации? Не так чтобы очень – просто одни лауреаты берут в долг, а другие этот долг возвращают. Но почему-то применительно к обоим призам на церемонии звучали слова «главная награда в жизни».

 

Высшая театральная премия

 

Закончить хочется вопросом к уважаемой публике. Понятно, что у людей театра совершенно нет свободного времени. Репетиции, спектакли и гастроли, переезды, встречи, сон урывками, снова репетиции и спектакли. В этом их жизнь. Но все равно непонятно, как объяснить тот факт, что на вручении высшей театральной премии Северной столицы почти половина лауреатов (не номинантов, а именно победителей) просто не появилась?

 

Алексей Васильев

 

Источник: БИА

©

Информационно-исследовательская
база данных «Русский Шекспир», 2007-2020
Под ред. Н. В. Захарова, Б. Н. Гайдина.
Все права защищены.

russhake@gmail.com

©

2007-2020 Создание сайта студия веб-дизайна «Интэрсо»

Система Orphus  Bookmark and Share

Форум «Русский Шекспир»

      

Яндекс цитированияЭлектронная энциклопедия «Мир Шекспира»Информационно-исследовательская база данных «Современники Шекспира: Электронное научное издание»Шекспировская комиссия РАН 
 Каталог сайтов: Театр Каталог сайтов - Refer.Ru Яндекс.Метрика


© Информационно-исследовательская база данных «Русский Шекспир» зарегистрирована Федеральной службой
    по надзору за соблюдением законодательства в сфере СМИ и охраны культурного наследия.

    Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-25028 от 10 июля 2006 г.