Проект создан при поддержке
Российского гуманитарного научного фонда (грант № 05-04-124238в).
РУССКИЙ ШЕКСПИР
Информационно-исследовательская база данных
Новости
15.04.2009
На фоне кровавого задника шекспировские ведьмы потерялись в бурятской степи
Шекспировские ведьмы потерялись в бурятской степи На «Золотую маску» приехал спектакль молодого режиссера Олега Юмова «Максар, или Степь в крови» Бояра Жигжитова Бурятского театра драмы имени Намрасаева. В аннотациях уверяли, что по мотивам шекспировской трагедии «Макбет» создано бурятское по духу и форме произведение. Увы, при просмотре выяснилось, что бурятского в спектакле только слегка измененные имена героев Шекспира да псевдонациональные костюмы.
Увидев на сцене своего любимого ученика Ивана Москвина после одного сезона работы в провинциальной антрепризе, Немирович-Данченко был поражен: за такое короткое время и набрать столько штампов, так искривиться, так опошлиться! Не знаю, что говорил после спектакля «Максар, или Степь в крови» своему любимому ученику Олегу Юмову Сергей Женовач. Но те, кто видел его студенческие постановки, недоуменно всплескивали руками: куда что делось! И откуда поналезла сценическая пошлость полувековой давности. Откуда взялась наивная уверенность, что если персонажей Шекспира переназвать на «восточный лад»: вместо Макбет — Максар, вместо короля Дункана — хан Сагаан, вместо Банко — Мунко, — то уже можно именовать пьесу «степной трагедией»? Да еще называть автором некоего Бояра Жигжитова. Следуя этой логике, если Макбета назвать Макбет-оглы, то он породнится с азербайджанским эпосом, а назови его Махметом, то — с узбекским. А сколько людей смогут числиться авторами этих «макбетов»!

Степь в сценографии художника Марии Вольской изображает беленький квадрат, по которому бегают в минуты злодейств красные всполохи. Над сценой полощется белый занавес, в патетические минуты, собирающийся в грозовую тучу. Все действующие лица одеты в костюмы, которые имеют к бурятским национальным одеяниям примерно такое же отношение, как манекенщицы от Юдашкина в папахах, дубленках и валенках к русскому национальному платью. В жертву красочности: кистям, длиннейшим рукавам, шитью, поясам, мечам, сапогам на платформе, рогатым головным уборам, в которых голова актера занимает метр в пространстве, — принесено в жертву удобство. Не костюм приспособлен под актера, чтобы ему было удобно и ловко фехтовать, обниматься да просто двигаться по сцене, а наоборот, актеры принесены в жертву костюмам. И движутся на расстоянии друг от друга с осторожностью манекенов, периодически надолго застывая, чтобы мы могли рассмотреть их убранство в полном великолепии. Так и ждешь, что кто-нибудь проанонсирует: ночной костюм леди Макбет, простенькая рогатая шляпа метра на два, нижняя юбка на обручах, верхнее платье с шитьем, десяток цепей, укрепленных по вискам, ну и немного украшений на груди. Бедная опытная актриса Баяна Цыдыпова с трудом передвигается по сцене, увешенная всей этой многокилограммовой сбруей, а ей еще произносить монолог и тереть руки (упрятанные в длиннейшие рукава). Или гордо объявит: костюм наемного убийцы. Штанишки-буфф, короткий камзол, бант на груди... Почему вдруг убийца расхаживает по бурятским степям в европейском камзоле остается решительно непонятным. То ли, чтобы его сразу опознавали. То ли европейский костюм примета полного человеческого падения.

Шекспировский «Макбет» — не только одна из лучших пьес мирового репертуара, она еще обладает удивительной особенностью — принимать предложенные постановщиком новые смыслы. Практически в каждом виденном мною «Макбете» (даже оставив в стороне великий спектакль Эймунтаса Някрошюса или мощную работу Темура Чхеидзе с незабываемой Фрейндлих — леди Макбет) непременно билась какая-то мысль постановщика, его личный взгляд на историю доблестного воина, ставшего преступником. Спектакль Олега Юмова абсолютно стерилен в плане мысли (если конечно, не считать выстраданным убеждением финальную сентенцию о том, что «жизнь прожить — не поле перейти»).

Иван Москвин, как известно, сумел мученической работой содрать с себя все привнесенные штампы и стал гордостью и радостью русской сцены — великим Москвиным. Сумеет ли взглянуть на себя со стороны Олег Юмов и переосмыслить свой путь — знают разве что вещие сестры из «Макбета». В сегодняшнем театре так немного надежд, что жаль расставаться даже с одной из них.
 
Ольга Егошина
 
 
Источник: Новые известия

©

Информационно-исследовательская
база данных «Русский Шекспир», 2007-2021
Под ред. Н. В. Захарова, Б. Н. Гайдина.
Все права защищены.

russhake@gmail.com

©

2007-2021 Создание сайта студия веб-дизайна «Интэрсо»

Система Orphus  Bookmark and Share

Форум «Русский Шекспир»

      

Яндекс цитированияЭлектронная энциклопедия «Мир Шекспира»Информационно-исследовательская база данных «Современники Шекспира: Электронное научное издание»Шекспировская комиссия РАН 
 Каталог сайтов: Театр Каталог сайтов - Refer.Ru Яндекс.Метрика


© Информационно-исследовательская база данных «Русский Шекспир» зарегистрирована Федеральной службой
    по надзору за соблюдением законодательства в сфере СМИ и охраны культурного наследия.

    Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-25028 от 10 июля 2006 г.