Проект создан при поддержке
Российского гуманитарного научного фонда (грант № 05-04-124238в.)
РУССКИЙ ШЕКСПИР
Информационно-исследовательская база данных
Король Лир. Перевод. А. В. Флори. Акт третий
© Перевод А. В. Флори, 2007
 
АКТ ТРЕТИЙ
 
 
 
СЦЕНА ПЕРВАЯ
 
 
 
Степь.
 
Буря. Гром и молния.
 
Входят с разных сторон КЕНТ и ДВОРЯНИН.
 
КЕНТ
Эй, кто здесь, кроме бури?
ДВОРЯНИН
                                                       Человек
С душой, как буря, в смуте и тревоге.
КЕНТ
Да, я вас узнаю. А где король?
ДВОРЯНИН
Мятется и бушует в исступленье,
Как бы желая бурю превзойти.
Он смерчи призывает свергнуть в море
Земную твердь и, хляби возмутив,
Поднять потоп и уничтожить сушу.
Он возжелал весь мир пересоздать,
А если тот неисправим — пусть гибнет!
Рвет в упоенье волосы король,
Чтоб головы ничто не прикрывало,
А ураган, как фурия без глаз,
Хватая их, уносит в беспредельность.
Король наш — возмущенный микрокосм,
Который противостоит вселенной,
Объятой смертной смутой всех стихий.
В такую ночь, когда медведь в берлоге,
И не охотятся ни волк, ни лев,
Он мечется в бушующей пустыне,
Рискуя непокрытой головой.
КЕНТ
Кто с ним?
ДВОРЯНИН
                       Один лишь шут, который тщится
Утишить боль сердечную его.
КЕНТ
Сэр, по тому, что мне о вас известно,
Вам можно доверять. А эта весть
Действительно важна. Есть раздраженье
(И это мягко сказано, хотя
Раздор скрывается от посторонних)
Меж Корнуолом и Олбэни. Так вот:
Как у любого баловня фортуны,
У них есть множество таких друзей
И слуг, которые на самом деле
Соседу служат. Франции давно
Известно обо всех британских распрях,
О неприязни герцогов, о тех
Стесненьях и жестоких оскорбленьях,
Что выпали на долю короля,
А может, и о чем-нибудь похуже,
Что станет поводом для тяжких смут.
И вот французы высадились в Дувре.
Они готовы к действиям любым,
Пока в державе нашей двоевластье
И несогласье герцогов. Прошу:
Скачите в Дувр, поведайте о страшных,
Невыносимых бедах короля,
И я ручаюсь, что найдутся люди,
Которые вас щедро наградят.
Я дворянин, и я вам доверяю.
ДВОРЯНИН
Вы о себе расскажете потом?
КЕНТ
Не расскажу. Но вы не сомневайтесь.
Вот кошелек, и он подскажет вам,
Что человек простой я лишь по виду.
Вы здесь найдете деньги и кольцо.
Возьмите деньги, а кольцо отдайте
Корделии — она расскажет вам
Все обо мне. — Бушует непогода!
Пойду искать их.
ДВОРЯНИН
                                   Вот моя рука.
Вы все сказали, что необходимо?
КЕНТ
Остался мелкий, но большой вопрос.
Сейчас мы разойдемся, и кто первым
Увидит их, другого пусть зовет.
 
Расходятся.
 
 
 
СЦЕНА ВТОРАЯ
 
 
 
Степь.
 
Буря продолжается.
 
Входят ЛИР и ШУТ.
 
ЛИР
Злись, ветер, вой, пока не лопнут щеки!
Смешайтесь, воды неба и земли,
Залейте флюгеры и колокольни!
Вы, молньи, невесомые огни,
Предвестники громов дубодробящих,
Падите на голову старика
И седину его испепелите!
Ты, всекрушащий гром, не пощади,
Расплющь беременную твердь земную,
Разбей праформы, образы вещей,
На атомы сведи все эмбрионы,
Чтоб навсегда возможность исключить
Рождения неблагодарных тварей!
ШУТ
Да, батенька, лучше окропиться святой водой под крышей, чем ливнем от Юпитера под открытым небом! Может, вернемся, попросим укрытия у твоих дочерей? Природа в разгуле не разбирает ни дураков, ни умных.
ЛИР
Вой ветер! Буйный хаос, торжествуй!
Я не отец безумных этих молний,
Я им не жаловал корон — за что
Меня любить? Естественна их злоба!
Они вольны глумиться надо мной —
Убогим стариком! Но я ошибся:
Они сродни растленным дочерям
И служат им. Все зло, совокупившись,
Обрушилось на голову мою.
Что, одолели? Как самим не стыдно!
ШУТ
Им — точно нет. А тебе? Разве можно заводить семью, когда ничего не построил, кроме замка на песке?
(Поет.)
Женился, не обзаведясь
Порядочным жилищем —
Ты скоро погрузишься в грязь
И вшивым станешь нищим.
Ум избери в поводыри[1],
Мечты пустой не строя,
И чаще под ноги смотри,
Не то на пятках волдыри
Тебя лишат покоя.
Что, не нравится? Так на зеркало неча пенять, коли рожа крива.
ЛИР
Хорошо, я буду терпеть молча.
 
Входит КЕНТ.
 
КЕНТ
Кто здесь?
ШУТ
Противоположности в единстве: важная персона и простак, ум и недомыслие.
КЕНТ
Зачем вы здесь? Ведь лютый зверь ночной
Сейчас в норе от ужаса трясется.
Признаюсь, сэр, в теченье жизни всей
Я не видал подобной свистопляски.
Такого человеку не снести.
ЛИР
Пусть божества у нас над головою
Судилище ужасное творят!
Пусть выступят все тайные злодейства!
Не радуйся, уйдя от топора,
Багрянорукий душегуб! Растлитель,
Который на свободе до сих пор,
И лицемер, замысливший убийство,
Клятвопреступник, извращенец — все
Получите сегодня воздаянье.
Дрожите все! А я не трепещу:
И так уже сверх меры я наказан.
КЕНТ
В ненастье с непокрытой головой!
Идемте, государь: неподалеку
Есть хижина. Пока укройтесь там,
А я пойду. Сейчас я в дом стучался,
Который жестче собственных камней.
Меня туда, конечно, не пустили,
Но это ничего: я вас нашел,
Теперь могу вернуться к тем сквалыгам
И их заставлю даром вас принять —
И радоваться.
ЛИР
                              Мозг мой в лихорадке.
Несчастный шут озяб. И я замерз.
Где эта хижина, мой друг? Ведите.
(Шуту)
Частица сердца есть еще во мне,
Крупицей этой я тебя жалею.
А все-таки забавно, что нужда
На многое глаза нам открывает:
В хибарке мы достоинства нашли,
Которых не увидели бы в замке.
Необходимость проясняет ум
И душу делает простой и чистой.
ШУТ (Поет.)
Имеющий умок мизерный
Душою прост и чист от скверны.
Такому всякий жребий мил,
Хотя бы вечно ливень лил.
ЛИР
Тоже верно. (Кенту) Ведите нас в укрытие.
 
Уходят ЛИР и КЕНТ.
 
ШУТ
Такая ночь охладит самых пылких любовников. А перед уходом выступлю в роли пророка — почему бы и нет!
Когда придет конец поповской лжи,
Разбойники оставят грабежи,
Когда не станет жульничать портной,
А пивовар людей поить бурдой,
Когда развратники построят храм,
А суд простит грехи еретикам,
Когда народа не презреет знать
И будет лишь любовь торжествовать,
Когда не расточит наследства мот,
Процентщик деньги должникам вернет —
Великое смятение придет,
Свершится наконец переворот:
Начнет ходить ногами с тех времен
Головоногий ныне Альбион.
Увы, это не я. Это предскажет Мерлин, который еще не родился.
 
Уходит.
 
 
 
СЦЕНА ТРЕТЬЯ
 
 
 
Замок ГЛОСТЕРА.
 
Входят ГЛОСТЕР и ЭДМУНД.
 
ГЛОСТЕР
Худо, худо, Эдмунд! Такое обращение с королем противоестественно. Когда я заговорил о том, чтобы хоть как-то помочь ему, они отняли у меня возможность распоряжаться собственным домом. Под угрозой вечной опалы они запретили мне даже упоминать о короле — не то что о поддержке.
ЭДМУНД
В высшей степени чудовищно и противоестественно!
ГЛОСТЕР
Тихо! Молчи! Раскол между герцогами — это еще не все. Сегодня вечером я получил письмо и спрятал его у себя — но об говорить опасно. Обидчики короля скоро поплатятся. В стране высаживаются чужеземные войска. Мы должны стать на сторону короля. Я разыщу его и сообщу эту добрую весть, а ты отвлеки внимание герцога. Если спросит обо мне, скажи: нездоров, лежу в постели. Мне угрожали казнью, ну и пусть — я сохраню преданность государю. Странные дела творятся, Эдмунд. Пожалуйста, будь осторожен. (Уходит.)
ЭДМУНД
Об этой преданности и письме
Без промедления узнает герцог,
А он-то не останется в долгу.
И я теперь единственный граф Глостер.
Пусть пропадает тот, кто стар и хил.
Приходит срок расцвета юных сил.
 
Уходит.
 
 
 
СЦЕНА ЧЕТВЕРТАЯ
 
 
 
Степь.
 
Перед хижиной.
 
Входят ЛИР, КЕНТ и ШУТ.
 
КЕНТ
Вот хижина, мой добрый государь.
Входите. Злобы этого ненастья
Сама природа не перенесет,
Тем более природа человека.
ЛИР
Прочь от меня!
КЕНТ
                                Войдите, государь.
ЛИР
Не зли меня.
КЕНТ
                            Да как же это можно!
Скорее зло могу я причинить
Себе. Милорд, пожалуйста, войдите.
ЛИР
Уймись, безмозглый верхощап![2] Тебя
Вся эта баламутица смущает?
Безласка непогоды не страшна
При встрече с той напастью, что хужее.
Ты от медведя злого прибежал
На океанский берег в час прилива —
И сам кидаешься зверюге в пасть.
Ну, да: здоровом теле — дух здоровый,
И, разумеется, наоборот:
Дубеет тело, коль душа в болезни.
Я сделался бесчувственным, во мне
Всё вверхбарды, всё буря разметала,
И лишь неблагодарность дочерей
Досмертно будет в памяти моей.
Кусают руку, что их воспитала!
Ну ладно! Я еще их двину так,
Что полетят они перекувыркой!
Я не заплачу! Выгнали меня
В жестокое ненастье! Лей сильнее!
В такую бурю! Лей еще сильней!
Я вынесу! Регана! Гонерилья!
Прогнали немощного старика,
Отца и благодетеля! Ну, хватит!
Я окончательно схожу с ума!
КЕНТ
Войдите, государь!
ЛИР
                                     Что привязался?
Сам шкуру и суши. Мне ураган
Полезен тем, что мысли переносит
В иные сферы[3].
(Шуту)
                                          Бедный дурачок!
Иди, погрейся. Я прочту молитву
И к вам попозже присоединюсь.
 
ШУТ входит в хижину.
 
Бездомцы, голодырые калеки!
Изголодалые и в лохмотах,
В прорехи ваших рубищ, будто в окна,
Глядит страданье. О, как я прозрел!
Я прежде не был к вашим стонам внимчив,
Но мне ли не известна нищета!
Бездонные расхитчики, познайте
Несчастья, как изведал их король,
И впредь не будьте к нищему безжальны,
Отдайте часть избытка бедняку
Во имя справедливости небесной!
ЭДГАР (из хижины)
Девять футов! Девять футов! Бедный Том!
 
ШУТ выскакивает из хижины.
 
ШУТ
Не ходи туда, батенька! Там нечистый! Чур меня! Чур!
КЕНТ
Дай руку. Кто там?
ШУТ
Какой-то кикимор! Говорит, что его зовут «бедный Том».
КЕНТ
Эй, кто там рычит в соломе? Покажись!
 
Выходит ЭДГАР, притворяясь безумным.
 
ЭДГАР
Берегись! За Томом гонится бес! «Ветер студеный в терновнике воет». Ложись в холодную постель и грейся.
ЛИР
Ты отдал всё двум своим дочерям и дошел до этого?
ЭДГАР
Подайте бедному Тому! Бес его таскал из огня да в полымя, по бродам и водоворотам, по топям и болотам, подкладывал ножи под подушку, подливал крысид в похлебку, велел скакать через гать верхом на гнедом за собственной тенью, как за врагом. Да хранят боги пять твоих умов! Ой-ой-ой! Колотун какой! Чур вас от вихря, от звезд, от сглаза и от заразы! Подайте бедному Тому! Бесы его грызут! И тут, и тут, и вот тут!
 
Буря продолжается.
 
ЛИР
Вот и имей двух дочерей-вередниц![4]
Себе ты не оставил ничего?
ШУТ
Ничего, кроме лохмотьев, чтобы прикрыть срам.
ЛИР
Пускай чума, которая хранится
Для наказанья грешников земли,
На дочерей твоих падет вся разом!
КЕНТ
Милорд, но у него нет дочерей!
ЛИР
Кощунник, сгинь! Так извратить природу
Никто не может, кроме дочерей!
Отцы, которых выгнали из дома,
Телесно мучаются неспроста.
Закономерно это наказанье.
Безумные! Кто приневолил вас
Зачать неясытей[5] кровососущих!
ЭДГАР
Пелликок! Пилликок!
Он присел на бугорок.
ШУТ
Такая ночь всех превратит в шутов или умалишенных.
ЭДГАР
Берегись лукавого, почитай родителей, держи слово, не клянись, не блуди, не приучай подругу к роскоши. Том озяб.
ЛИР
Кем ты был раньше?
ЭДГАР
Селадоном и петиметром. Завивался. Носил перчатку на шляпе. Угождал госпоже моего сердца и творил с ней темные дела. Перед ясным ликом небес давал и нарушал обеты. Ложился спать и грезил о соблазнах. Поднимался, чтобы пережить их наяву. Вино любил до потери сознания, игру — до потери разума, по женской части перекрыл турецкого султана. Душою лгал и верил всякой лжи. Руки покрыл кровью. Был ленив, как боров, хитер, как лис, кровожаден, как волк, зол, как пес, глуп, как лев. Не допускай, чтобы тебя соблазняли цоканье туфелек и шуршанье шелков, из притонов убегай, за юбками не бегай, избегай ростовщиков. И оставишь черта в дураках. «Ветер студеный в терновнике воет. Ну и вой! Дофин, мальчик мой, езжай-ка домой».
 
Буря продолжается.
 
Ложись в холодную постель и грейся.
ЛИР
Да, лучше греться в могиле, чем открытой грудью встречать удары судьбы. Он человеком был. Впрочем, нет, скорее, стал человеком настоящим. Это мы фальшивые. Посмотрите: вот человек. Он ничего ни от кого не взял: ни шелка от шелкопряда, ни шкуры от зверя, ни шерсти от барана, ни цивета от мускусной кошки. Человек — это беззащитное, голое двуногое животное. Долой все лишнее! Пускай всё будет нароспашь! Расстегни здесь! (Пытается раздеться.)
ШУТ
Полно, батенька! Вода хлещет, но зачем же купаться! В степи сейчас как на душе у старого распутника: теплится одна искорка в истопленной печи. К нам движется блуждающий огонек.
ЭДГАР
Это мерзопакостный бес Флиббертиджиббет! Он колобродит до первых петухов. Он насылает бельма, косоглазие, заячью губу, заражает жито спорыньей и вообще пакостит людям. Чур! Чур! (Поет.)
Святой Витольд столкнулся с Марой
И пригрозил ей страшной карой.
Ее заклял
И в ад послал —
Со всею свитой ведьмы старой!
Сгинь! Пропади, исчадье ада!
КЕНТ
Как вы чувствуете себя, ваше величество?
 
Входит ГЛОСТЕР с факелом.
 
ЛИР
Кто это?
КЕНТ
Кто вы и что вам нужно?
ГЛОСТЕР
Кто вы и как вас зовут?
ЭДГАР
Бедный Том, умом слаб, ест лягушек и жаб, и головастиков может, и ящерицу обгложет. А в беснованье бывало и так, что поедал и кизяк, и дохлых собак, грыз крыс, ел ил и болотную воду пил. Нечистая сила Тома носила из села в село, и били его тяжело, ломая палки и плетки, забивали в колодки. А прежде всё было ему нипочем: скакал на коне, дружил с мечом, имел на плечах ворох рубах, и был вертопрах и парень не промах, и жил в хоромах,
Но вот без малого семь лет
Не выбирается из бед,
И, кроме падали и гнили,
Ничем беднягу не кормили.
Эй, берегись моего демона! Уймись, Смолкин! Цыц, паршивец!
ГЛОСТЕР
Ты дворянином был и пал так низко —
До общества каких-то бесенят!
ЭДГАР
Ну, почему ж? Есть Модо, есть и Магу,
Князь тьмы — аристократ еще какой!
ГЛОСТЕР
Да, плоть и кровь необычайно подлы:
Спокойно отрекутся от отца
И дьявола родителем признают.
ЭДГАР
Том задубел!
ГЛОСТЕР (Лиру)
                                         Пойдемте, государь
Я не исполню злобного приказа
Оставить вас на произвол стихий.
Но мы отправимся в приют надежный,
Там есть огонь, и ужин, и ночлег.
ЛИР
Уйди! Ты помешал моей беседе
С философом.
(Эдгару)
                              Теперь мне объясни
Причину бедствий.
КЕНТ
                                       Государь, идемте!
ЛИР
Цыц! Я с фиванцем мудрым говорю!
Как интересно! Что ты изучаешь?
ЭДГАР
Демонологию: как бить чертей.
ЛИР
О, это нужно обсудить особо!
(Отходит с Эдгаром.)
КЕНТ (Глостеру)
Милорд, уговорите короля.
Он начинает бредить.
 
Буря продолжается.
 
ГЛОСТЕР
                                            И понятно!
Родные дочери хотят его
Свести в могилу! Кент великодушный,
За честность изгнанный — как он был прав,
Что государь наш в умоисступленье!
Да, дети хоть кого сведут с ума.
А у меня-то разве все в порядке?
Я сам недавно сына потерял:
Он замышлял убить меня. А я ведь
Любил его. И сам я не в себе.
Какая ночь! О государь, идемте!
ЛИР
Прошу прощения. Мудрец, за мной!
ЭДГАР
Том зябнет!
КЕНТ
                        Так иди в свою лачугу,
Там и согреешься.
ЛИР
                                      Идемте все.
КЕНТ
Нам с ним не по пути, мой повелитель.
ЛИР
С моим философом я ни за что
Не распрощаюсь.
КЕНТ
                                    Видимо, придется
Взять нищего.
(Эдгару)
                             Ступай за нами.
ЛИР
                                                               Да,
Мудрец афинский, следуйте за нами.
ГЛОСТЕР
Но только осторожнее, прошу!
ЭДГАР
На башню наскакал Ролан,
А в черной башне — великан.
«Ага! — он говорит:
Видать, заехал бритт!»
 
Уходят.
 
 
 
СЦЕНА ПЯТАЯ
 
 
 
Замок ГЛОСТЕРА.
 
Входят КОРНУОЛ и ЭДМУНД.
 
 
КОРНУОЛ
Перед отъездом я должен отвести душу и расправиться с изменником!
ЭДМУНД
Как, милорд! Тогда ведь меня будут порицать за то, что верноподданнические чувства заглушили во мне голос природы.
КОРНУОЛ
Теперь мне понятно, что ваш брат не злоумышлял против отца, а совершенно естественно был возмущен его низостью.
ЭДМУНД
Какова ирония судьбы! Я вынужден испытывать угрызения совести — за что! За верность вашему высочеству! Вот то самое письмо. Из него видно, что граф был в связи с французами и поставлял им сведения. О боги! Если бы он не был изменником! Если бы я не был вынужден разоблачить его!
КОРНУОЛ
Идемте к герцогине.
ЭДМУНД
Если всё, что в письме, — правда, вам предстоит много забот.
КОРНУОЛ
Всё или не всё правда, но это письмо сделало тебя графом Глостером. Разыщи отца, его нужно немедленно арестовать.
ЭДМУНД (в сторону)
Если он сейчас помогает королю, тем лучше! (Громко) Я исполню долг, хотя мне придется пойти против уз крови.
КОРНУОЛ
Иди, иди. Я знаю, что ты не можешь изменить. Во мне ты найдешь нового отца.
 
Уходят.
 
 
 
СЦЕНА ШЕСТАЯ
 
Ферма неподалеку от замка.
 
Входят
ГЛОСТЕР, ЛИР, КЕНТ, ШУТ и ЭДГАР.
 
ГЛОСТЕР
Здесь поуютнее, чем под открытым небом, и то уже неплохо. Я еще похлопочу о вашем обустройстве и скоро вернусь.
КЕНТ
Все его умственные силы отступили перед его душевным возмущением. Пусть боги наградят вас за доброту.
 
ГЛОСТЕР уходит.
 
ЭДГАР
Фратеретто зовет меня и говорит, что Нерон рыбачит в аду на тихом омуте. Молись, дурень, остерегайся чертей.
ШУТ
Батенька, скажи: кто сумасшедший по званию — дворянин или мужик?
ЛИР
Король! Король!
ШУТ
А вот и нет! Он — нищий, у которого сын — дворянин. С ума сойти — сын по званию выше отца!
ЛИР
Пусть легионы воющих чертей
На вертела каленые сажают…
ЭДГАР
Черти! Черти кусают Тому спину!
ШУТ
Только ненормальный верит, волка можно приручить, коня — излечить, и полагается на любовь мальчишки и клятвы потаскухи.
ЛИР
Быть посему. Я буду судить.
(Эдгару)
Садись, философ.
(Шуту)
                                      Ты, ума палата,
Садись сюда. — Лисицы, не вилять!
ЭДГАР
Как у него глаза-то загорелись!
Какой он грозный — прямо Вельзевул! –
А вы, мадам, глаза держите долу:
Чай, подсудимым надо быть скромней.
(Поет.)
А ну-ка Бетти, во всю прыть
Греби ко мне!
ШУТ
Да только лодке не доплыть
С дырою в дне[6].
ЭДГАР
Бес оглушает Тома соловьиным цокотом! Бес вопит из его утробы: «Дай, селедку!». Аггел тьмы, заткни глотку! Ничего не дам.
КЕНТ
Вы нездоровы. Трудно вам стоять.
Прилягте на подушки.
ЛИР
                                           Нет, сначала
Мы их осудим — после отдохнем.
Введите обвиняемых!
(Эдгару)
                                            Ты будешь
Судьею в мантии — садись сюда.
(Шуту)
Ты сядешь рядом, ты — его помощник.
(Кенту)
А ты — присяжный, вот сюда присядь.
ЭДГАР
Судить мы будем верою и правдой.
Не спи, пастух! Дремать тебе ль?
Твои стада забрались в рожь.
Вставай, пастух, бери свирель,
Лишь ты один их поведешь.
Мур, мур! Серая кошка.
ЛИР
Ее допросим первой. Это Гонерилья. Перед этим почтенным собранием присягаю, что она пинками выгнала из дома короля, своего отца.
ШУТ
Подойдите, сударыня. Ваше имя — действительно Гонерилья?
ЛИР
Она не посмеет отрицать это.
ШУТ
Приношу свои извинения. А то я принял вас за неодушевленный предмет.
ЛИР
А вот вторая. Взгляд ее косой —
Неоспоримый признак криводушья.
Куда? Хватай ее! Руби мечом!
Огня! Огня! Ее вы упустили!
Продажный суд! Вы дали ей уйти!
ЭДГАР
Храните ум его, благие боги!
КЕНТ
Прискорбно видеть это, государь.
Куда девалась выдержка былая?
ЭДГАР (в сторону)
Мне слезы навернулись на глаза.
Я не выдерживаю этой роли.
ЛИР
Мои собаки лают на меня:
Трей, Бланш и Милка! Так и рвется свора!
ЭДГАР
Ничего! Том их разгонит! Как запустит в них головой!
Черный пес, иль белой масти,
Или с пеною у пасти,
Густопсовый исполин,
Беспородный сукин сын,
Будь хоть сеттером, хоть шавкой,
Все ж не скалься и не тявкай,
Будь вервольф тебе родня,
Заскулишь ты у меня!
Все равно в любую псину
Я своей башкою кину.
Для таких зверей, как вы,
Мне не жалко головы.
Разбегайтесь по ярмаркам, базарам, по торговым городам! Бедный Том, рог твой высох.
ЛИР
Требую анатомировать Регану и установить, что у нее за новообразование вместо сердца. Какие причины порождают такие жесткие сердца? (Эдгару) Сэр, я посвящаю вас в рыцари и беру в свою дружину. Вам нужно сменить наряд. Вы скажете, что так одеваются персы. Но все равно это вам не подходит.
КЕНТ
Теперь отдохните, добрый государь
ЛИР
Тихо. Тихо. Задерните полог. Хорошо. А поужинаем завтра утром. Хорошо.
ШУТ
А я лягу в полдень.
 
Возвращается ГЛОСТЕР.
 
ГЛОСТЕР
Друг, подойди сюда. Что с государем?
КЕНТ
Вот, только что заснул. Он не в себе.
ГЛОСТЕР
Мой честный друг, его необходимо
Отсюда поскорее унести.
Его хотят убить, как я случайно
Услышал. Вот носилки. Уложите —
И отправляйтесь поскорее в Дувр.
Там вы найдете помощь и защиту.
Не мешкайте — или погибель всем.
Идем. И провожатых, и охрану
Я вам нашел.
КЕНТ
                            Он спит глубоким сном,
Который мог бы исцелить страдальца.
(Шуту)
Идем, поможешь нам. Не отставай.
ГЛОСТЕР
Скорей! Скорей!
 
Уходят все, кроме ЭДГАРА.
 
ЭДГАР
Когда несчастья старших перед нами,
На все мы смотрим новыми глазами.
Своя беда бывает невтерпеж
Среди самодовольных, сытых рож.
Но если нам открыта боль чужая,
Наш дух преображается, мужая.
Когда король несчастнее, чем я,
Мне самому уже не до нытья
Я оказался у отца в опале,
Его родные дочери прогнали.
Но испытанья мы перенесем,
И станешь ты Эдгаром, бедный Том.
Нельзя, чтобы лжецы торжествовали.
Ну, а пока займемся королем.
 
Уходит.
 
 
 
СЦЕНА СЕДЬМАЯ
 
 
 
Замок ГЛОСТЕРА.
 
Входят
КОРНУОЛ, РЕГАНА, ГОНЕРИЛЬЯ и ЭДМУНД и слуги.
 
КОРНУОЛ
Поезжайте скорее к вашему супругу с этим письмом. Французы уже высадились. Разыскать изменника Глостера!
 
Часть слуг уходит.
 
РЕГАНА
Повесить его немедленно!
ГОНЕРИЛЬЯ
Вырвать ему глаза!
КОРНУОЛ
Это я сделаю лично. Эдмунд, вы поедете сопровождать нашу сестру. Незачем вам видеть возмездие, которое обрушится на вашего отца-изменника. Пусть герцог готовится к войне, мы займемся тем же. Связь будем держать через курьеров. Прощайте, сестра. Прощайте, граф.
 
Входит ОСВАЛЬД.
 
Ну, что, какие новости? Где король?
ОСВАЛЬД
Он в Дувр бежал. Побег устроил Глостер,
В подмогу выделил своих людей,
Да с королем еще осталось сорок
Приспешников: они его нашли,
Когда утихомирилась погода.
А в Дувре — их сторонники с большой
Военной силой.
КОРНУОЛ
                                Лошадей седлайте
Для герцогини.
ГОНЕРИЛЬЯ
                               До свиданья, брат,
И вы, сестра.
КОРНУОЛ
                           Прощайте.
 
ГОНЕРИЛЬЯ, ЭДМУНД и ОСВАЛЬД уходят.
 
                                                  Слуги, живо
Изменника схватить и привести!
Связать его, как вора!
 
Слуги уходят.
 
                                             К сожаленью,
Нам без суда казнить его нельзя,
Хотя бы и формального. Но ярость
Мы в полной мере сможем утолить,
И нам никто перечить не посмеет.
А, вот и он!
 
Слуги вводят ГЛОСТЕРА.
 
РЕГАНА
                        Вот он! У, подлый лис!
КОРНУОЛ
Связать ему коряжистые руки!
ГЛОСТЕР
Помилуйте, зачем же так шутить!
Вы у меня в гостях, и разве плохо
Я принял вас?
КОРНУОЛ
                               Вяжите, говорю!
 
Слуги связывают ГЛОСТЕРА.
 
РЕГАНА
Покрепче! У, изменник!
ГЛОСТЕР
                                                 Не изменник!
А вы вот — прямо фурия, мадам!
КОРНУОЛ
Сейчас покажем мы…
 
РЕГАНА рвет ГЛОСТЕРУ бороду.
 
ГЛОСТЕР
                                             О боги! Боги!
Такое поношенье старику!
РЕГАНА
Так стар — и вероломен!
ГЛОСТЕР
                                                   Лжешь, мегера!
Так пусть же эти клочья бороды
Свидетелями на суде предстанут.
Я вам гостеприимство оказал,
И вы же, как полуночные тати,
Сейчас уродуете мне лицо!
Что нужно вам?
КОРНУОЛ
                               Письмо вы получили
Из Франции?
РЕГАНА
                            Не смейте отрицать.
Нам все известно.
КОРНУОЛ
                                     С армией Француза
Вы как-то связаны?
РЕГАНА
                                         Безумный Лир
Куда отправлен вами? Отвечайте!
ГЛОСТЕР
Допустим, я письмо и получил,
От частного лица. В нем лишь догадки.
КОРНУОЛ
Ответ двусмыслен.
РЕГАНА
                                       Просто лжив.
КОРНУОЛ
                                                                    Где Лир?
ГЛОСТЕР
Надеюсь, в Дувре.
РЕГАНА
                                      Почему же в Дувре?
Вы что, не понимаете…
КОРНУОЛ
                                                Постой!
Пускай про Дувр он объяснит сначала.
ГЛОСТЕР
Я беззащитен. Затравить меня
Вам ничего нет стоит.
РЕГАНА
                                            Отвечайте,
Зачем же в Дувр отправили вы их?
ГЛОСТЕР
Чтоб не видать, как злобными когтями
Ты старцу выцарапаешь глаза,
И как сестра твоя, подобно вепрю,
Вонзит клыки в помазанную плоть.
Обрушилась на голову страдальца
Такая буря, что до самых звезд
Восстало море, будто угрожая
Навеки погасить небесный свет.
Старик рыдал, как будто не хватало
Потоков, извергавшихся из туч.
Да если бы и волки в ночь такую
У входа взвыли, надо бы сказать:
«Привратник, отопри из милосердья».
Смягчилась бы жестокость, но не ты!
Но я увижу, как вы полыхнете,
Возмездием крылатым сражены!
КОРНУОЛ
Нет, этого не будет, не надейся!
Глаза твои сейчас я растопчу.
Держите крепче!
(Вырывает Глостеру глаз.)
ГЛОСТЕР
                                     Изувер! О боги!
На помощь, кто надеется дожить
До старости!
РЕГАНА
                           Чтоб было симметрично,
Рви и второй!
КОРНУОЛ
                            Ну, что увидишь ты?
ПЕРВЫЙ СЛУГА
Остановитесь! Я служу вам с детства,
Но не служил вам лучше, чем сейчас,
Пытаясь удержать!
РЕГАНА
                                        Ах вы собака!
ПЕРВЫЙ СЛУГА
А вы что делаете? Взял бы я
Вас за бороду, были б вы мужчиной!
РЕГАНА
Что? Что?
КОРНУОЛ
                      Сразись с мужчиною, холоп![7]
(Вынимает меч.)
ПЕРВЫЙ СЛУГА
Гнев, помоги тому, кто стал за правду!
(Вынимает меч, сражается и ранит Корнуолла.)
РЕГАНА
Меч дайте мне! Взбесился раб!
(Выхватывает меч у другого слуги и наносит первому слуге удар в спину.)
ПЕРВЫЙ СЛУГА
                                                                Убит!
Милорд, у вас ведь левый глаз остался.
Вы видите: наказан ваш палач.
(Умирает.)
КОРНУОЛ
Я этого не дам ему увидеть!
Вот так! Излейся, мерзкое желе!
(Вырывает Глостеру второй глаз.)
Погас твой блеск.
ГЛОСТЕР
                                   О тьма и безнадежность!
Эдмунд! Эдмунд! Все искры естества
Раздуй в пожар и отомсти!
РЕГАНА
                                                     Ничтожный!
Нет права у тебя взывать к тому.
Тебя он всей душою ненавидит.
Он нам твою измену и раскрыл.
Для жалости он слишком благороден.
ГЛОСТЕР
Я обезумел! Мой Эдгар был чист!
О сжальтесь, боги, а его храните!
РЕГАНА
Взашей его! Пусть носом ищет Дувр.
Что с вами, герцог?
КОРНУОЛ
                                        Помогите, леди.
Пусть вышвырнут слепого подлеца,
А труп раба утопят в нечистотах.
Я кровью истекаю. До чего ж
Не вовремя я ранен. Дайте руку.
 
КОРНУОЛ и РЕГАНА уходят.
 
Часть слуг освобождает ГЛОСТЕРА и уводит его.
 
ВТОРОЙ СЛУГА
Ну, ежели не околеет он,
Я о душе заботиться не стану:
Тогда на свете, значит, нет греха.
ТРЕТИЙ СЛУГА
Когда она своею смертью сдохнет,
Тогда я к бабам и не подойду,
Чтобы на гарпию не напороться.
ВТОРОЙ СЛУГА
Неплохо бы слепому подыскать
Поводыря. Бедняга из Бедлама
Для этого, пожалуй, подойдет.
ТРЕТИЙ СЛУГА
Я принесу для перевязок графу
Белков и льна. — О небо, помоги!
 
Уходят.
 
 

[1] Эта реплика входит в контраст со знаменитым афоризмом Глостера «В смутные времена слепые влекутся за сумасшедшими».
 
[2] Здесь и далее экстравагантное построение речи Лира говорит о его погружении в безумие. Впрочем, лексика придумана не мной, а взята главным образом из АС.
 
[3] Обезумевший Лир не становится лучше. Он делается озлобленным, черствым, бездушным. Так часто бывает с людьми, которым кажется, что они постигли истину, а это на самом деле — только полуправда. Она захватывает их, подчиняет себе.
 
[4] Слово «вередник» А. Солженицын объясняет так: «пакостник, прокудник». «Вередница» — соответственно.
 
[5] Здесь «неясыть» означает: «пеликан».
 
[6] Это своеобразный философский диалог и даже спор между гедонистом и скептиком.
 
[7] Как ни странно, эта реплика свидетельствует о том, что Корнуол не вполне лишен рыцарского благородства. Ранее он говорил о невозможности казнить Глостера без суда. Теперь он не убивает взбунтовавшегося слугу, а вызывает на честный поединок, стоящий ему жизни.

© Гайдин Б. Н., комп. верстка, 2008

©

Информационно-исследовательская
база данных «Русский Шекспир», 2007-2018
Под ред. Н. В. Захарова, Б. Н. Гайдина.
Все права защищены.

russhake@gmail.com

©

2007-2018 Создание сайта студия веб-дизайна «Интэрсо»

Система Orphus  Bookmark and Share

Форум «Русский Шекспир»

      

Яндекс цитированияЭлектронная энциклопедия «Мир Шекспира»Информационно-исследовательская база данных «Современники Шекспира: Электронное научное издание» 
 Каталог сайтов: Театр
Каталог сайтов - Refer.Ru Яндекс.Метрика


© Информационно-исследовательская база данных «Русский Шекспир» зарегистрирована Федеральной службой
    по надзору за соблюдением законодательства в сфере СМИ и охраны культурного наследия.

    Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-25028 от 10 июля 2006 г.