Проект создан при поддержке
Российского гуманитарного научного фонда (грант № 05-04-124238в.)
РУССКИЙ ШЕКСПИР
Информационно-исследовательская база данных
Отрывки из «Короля Ричарда III». Перевод Г. Е. Бена
Источник: Шекспир У. Король Ричард III / Пер. Г. Е. Бена. СПб. : Звезда, 1997.

© Перевод Г. Е. Бена, 1997

© Гайдин Б. Н., ред., комп. верстка, 2010

Акт первый

Сцена вторая
 


31

Глостер

Кто женщину в такой момент пленял?
Кто женщину в такой момент пленил?

32

Она моя! — конечно, ненадолго.
Прикончивший ее отца и мужа,
Я победил ее в минуту скорби,
Когда проклятья с губ ее срывались,
А рядом с нею кровью исходил
Свидетель страшный ярости ее.
Против меня был Бог, закон и совесть,
А за меня — лишь дьявол и притворство;
Там — целый мир, а здесь — ничто! И все же
Я победил! Я победил ее!
Ха!
Уже забыт ее отважный рыцарь,
Которого три месяца назад
При Тьюксбери кинжалом я прикончил:
Прекраснейший на свете дворянин,
Рожденный в расточительстве природы,
Храбрец, красавец — настоящий принц,
Какого, чай, во всей земле не сыщешь!
И вот она готова мне отдаться —
Мне, мне, кто погасил ого рассвет
И на вдовство обрек его принцессу!
Мне, что не стоит четверти его!
Мне, страшному, горбатому, хромому!
Я герцогство поставлю против пенса,
Что недооценил свою пepcoнy:
Я в грош себя не ставлю, а она
Меня считает хоть куда мужчиной.
Пойду, пожалуй, зеркало куплю я.
Найму себе две дюжины портных
И стану моды изучать прилежно:
Коль сам себе попал я в фавориты,
То надо и потратиться чуть-чуть.
Но прежде, чем вздыхать пред дамой сердца,
Я должен братца своего угробить.


Акт первый

Сцена четвертая
 54 

2-й убийца

Ну, как, кокнем его, пока он дрыхнет?

1-й убийца

Нет, а то, когда он проснется, он скажет, что мы расправились с ним во сне, как последние трусы, и будет прав.

2-й убийца

Когда он проснется? Дурень, если мы его кокнем, он уже не проснется до Страшного Суда.

1-й убийца

Вот там-то, на Страшном Суде, он и скажет, что мы пришибли его во сне, как последние трусы.

2-й убийца

Лучше не говори слова «суд», а то у меня сразу начинаются угрызения совести.

1-й убийца

Ты что, сдрейфил?

2-й убийца

Шлепнуть-то его я не боюсь: на то у меня есть приказ. Я боюсь Божьего проклятия за то, что я его шлепнул. Ту уж никакой приказ не подмога.

55

1-й убийца

А мне-то казалось, что ты — парень решительный.

2-й убийца

Да. И я решительно не хочу убивать его.

1-й убийца

Поди-ка к герцогу Глостеру и скажи ему об этом.

2-й убийца

Будь добр, погоди чуть-чуть. Авось, мое благочестивое настроение испарится. Обычно не успеешь и до двадцати сосчитать, как оно проходит.

1-й убийца

Ну, как ты себя теперь чувствуешь?

2-й убийца

Честное слово, какие-то крохи совести во мне еще пищат.

1-й убийца

Вспомни, что когда дело будет сделано, нас ожидает солидный куш.

2-й убийца

Решено: он умрет. Я совсем было забыл о награде.

1-й убийца

Ну, где теперь твоя совесть?

56

2-й убийца

В кошельке герцога Глостера.

1-й убийца

Значит, когда он откроет кошелек, чтобы нам заплатить, твоя совесть вылетит оттуда вон?

2-й убийца

Пускай: кому она теперь нужна?

1-й убийца

А вдруг она к тебе вернется?

2-й убийца

Не могу я больше с ней цацкаться! Совесть — штука опасная, она делает человека трусом. Ты хочешь украсть — она тебе руки свяжет; ты хочешь выругаться — она тебе рот зажмет; ты хочешь перепихнуться с чужой женой — а из-за совести у тебя не встанет. Совесть — это просто какой-то стыдливый дух, который затаился у человека в груди и бунтует, жить ему не дает. Как-то раз, когда я нашел чей-то потерянный кошелек, совесть заставила меня вернуть его владельцу. Эта самая совесть горазда хоть кого пустить по миру, только начни се слушать. Недаром ее отовсюду гонят, чтоб и духу ее не было; всякий, кто хочет жить получше, должен полагаться сам на себя и обходиться без всякой совести.

1-й убийца

Ты прав. Она и у меня сейчас где-то вертится в боку и уговаривает не убивать герцога...


Акт четвертый

Сцена первая
136 

Елизавета
Молчи, молчи! Беги скорее, Дорсет!
В тебя вот-вот когтями смерть вопьется.
Одно лишь имя матери твоей
Тебе теперь послужит приговором.
Беги! И если ты обгонишь смерть,
Плыви за море к Ричмонду. Не медли!
Скорей, скорей! Здесь воцарился дьявол.
И без тебя довольно было трупов!
Так вот оно, проклятье Маргариты:
Она предвозвестила мне, что я
Умру не матерью, и не женой,
И не английской королевой.

Стенли
Миледи, вы совет даете дельный.
(Дорсету) Ловите же короткие часы,
Которые у вас еще остались.
Я дам вам письма к сыну моему:
Он встретит вас. Сейчас опасно мешкать.

Герцогиня
О ветер зла, ты всюду сеешь горе!
Да будет проклята моя утроба,
Которая вскормила василиска,
Чей взгляд приносит смерть всему живому!

Стенли

Скорей, миледи: вам пора в Вестминстер.

Анна
Иду! О, как противно мне идти!
Уж лучше б этот золоченый обруч,
Который в голову мою вонзится,

137

Был весь из раскаленного железа
И сжег мне мозг. Пусть ядом, а не миром
Меня помажут, только бы не слышать
Слова: «Храни, о Боже, королеву!»

Елизавета
Иди, бедняжка. Твоему почету
Не позавидуешь. Но только смерти
Ты не желай себе: ты к нам добра,
И без тебя нам было б тяжелее.

Анна
Когда горбун, который стал мне мужем,
Впервые подошел ко мне, я шла
За гробом Генриха, а этот изверг
Еще не смыл как следует с ручищ
Кровь Генриха и моего супруга.
И помню, я тогда ему сказала:
«Ублюдок, будь ты проклят, будь ты проклят
За то, что я, такая молодая,
Из-за тебя вдовою стала! Если
Ты женишься, пусть горе ляжет там,
Где ты уснешь! И пусть твоя жена —
Коль сыщется такая идиотка —
С тобою в браке будет так несчастна,
Как я теперь несчастна!» Но — увы! —
Я не успела повторить проклятье,
Как тут же сердце женское мое
Попало в плен к речам его медовым:
Я стала жертвой своего проклятья.
С тех пор покой бежит меня. Ни разу
В его постели на мои глаза
Росою нежной сон не опустился:
Меня будил ночной кошмар злодея.

138
 
Я — дочь Уорика, он ненавидит
Меня, и скоро он со мной покончит.

Елизавета

Прощай, бедняжка. Как тебя нам жаль!

Анна

Не более, чем я тебя жалею.

Елизавета

Прощай, иди к своей печальной славе.

Анна

Прощай: навек ты славы лишена.

Герцогиня

(Дорсету) Ты к Ричмонду беги: желаю счастья!
(Анне) Ты к Ричарду иди: Бог в помощь, Анна!
(Елизавете) Ты в храм ступай: да будет мир с тобой.
А я — в могилу: там найду покой.
Я восемьдесят лет жила средь ада:
За день веселья — годы слез награда.

Елизавета

Постой, еще раз поглядим на Тауэр.
О древние твердыни! Сберегите
Беспомощных детей, которых зависть
Замуровала в этих грозных башнях.
О, жить бы им не в этой мрачной детской,
Не с этой бы играть угрюмой нянькой!
Храни моих детей, о замок злой!
Моя тоска прощается с тобой.

Акт четвертый

Сцена третья
 147 

Тиррел

Кровавый день! Злодейство свершено!
Гнуснейшее, безбожнейшее дело,
Какое только ведала страна.
Два живодера, нанятые мной —
Псы, изуверы, грязные подонки —
От состраданья плакали, как дети.
Один сказал: «Вот так они лежали!»
Другой прибавил: «Да, вот так, обнявшись
Невинными, лилейными руками.
Алели губы, как четыре розы,

148

Которые весна поцеловала;
Молитвенник лежал на их подушке,
И я, — сказал он, — чуть не отступил.
Но — о проклятье!» Тут запнулся Форрест,
А Дейтон продолжал: «Мы задушили
Сладчайшее творение природы,
Содеянное в час ее расцвета!»
И оба подлеца ушли в слезах.
И вот я здесь, чтоб рассказать об этом
Убийце-королю. А вот и он.

Входит Ричард.


Ричард
Ну, что там, Тиррел? Радостные вести?

Тиррел
Уж коли это радостно для вас,
То знайте: дело сделано, милорд.

Ричард
Ты видел трупы?

Тиррел
Видел.

Ричард

Схоронил их?

Тиррел

Священник схоронил их; где — не знаю.

Ричард
Так под вечер приди — и мне расскажешь,
Как окочурились они. А я

149

Подумаю, как наградить тебя
И стать проводником твоих желаний.

Пока ступай.

Тиррел уходит.


Сын Кларенса упрятан далеко.
А дочь его сумел я худо-бедно
Спровадить замуж. Дети Эдуарда
Покоятся на лоне Авраама.
Моя супруга королева Анна
Сегодня приказала долго жить.
Но, говорят, теперь бретонец Ричмонд
Нацелился на дочку Эдуарда
И на британский трон. Не торопись:
К ней раньше я посватаюсь.

Входит Кейтсби.

Кейтсби
Милорд!

Ричард

А, Кейтсби! Как дела?

Кейтсби
   Плохая новость:
Епископ Мортон к Ричмонду бежал,
А Бэкингем и все его валлийцы
Идут на нас и набирают силы.

Ричард

Мне Ричмонд с Мортоном куда опасней,
Чем Бэкингем с его голодным сбродом.
Скорее! Болтовня ведет к задержке,

150 
Задержка же — рабыня пораженья.
Меркурий — мой гонец. Я в гущу драки
Помчусь на крыльях бешеной атаки.
Трубите сбор! Мне штабом будет щит.
Не время ждать: изменник нам грозит.


Акт четвертый

Сцена четвертая
 153 

Герцогиня

О, не злорадствуй над моей судьбой:
Твоя беда и мне была бедой.

Маргарита

О нет, изголодалась я по мщенью —
И вот теперь по горло я сыта.
Твой сын за моего ответил сына,
Твой муж за моего ответил мужа,
Погибли оба внука. Но все это
Моей утраты не уравновесит.
Твой Кларенс мертв — убийца Эдуарда,
И те, кто видел, как его убили, —
Все эти Хестингс, Воган, Риверс, Грей —
Давно в гробах безвременно задохлись.
Жив только Ричард — адский соглядатай:
Пока еще он нужен сатане,
Чтоб души завербовывать ему,
Но извергу от кары не уйти:
Уже сегодня под его ногами
Дрожит земля, в аду пылает пламя,
Ликуют черти, молятся святые —
Готово всё для адской литургии!
Срази, срази его, о правый Бог,
Чтоб я могла сказать, что пес — издох!

Елизавета

Я помню, ты пророчила когда-то:
Настанет день, и умолять я буду,
Чтоб эту недоношенную жабу
Ты помогала проклинать...

154
Маргарита
Я помню!

Я помню все! Тебя я называла
Пустым расцветом участи моей
И размалеванною королевой;
Тебя я называла взмывшей птицей,
В которую прицелился охотник,
И матерью, которой Провиденье
В насмешку даровало двух детей,
Чтобы она увидела их гибель.
Кто ты теперь? Никто! Мираж, химера,
Воспоминанье о былом тщеславье,
Цветистая мишень для вражьих стрел,
Ошметок бутафорской королевы.
Где твой супруг? Куда девались братья?
Где сыновья? В чем ты находишь радость?
Где прежние придворные твои
И лизоблюды, что тебе кадили?
Все кончено! В кого ты превратилась?
Была женой — вдовою жалкой стала!
Ты родила двух гордых сыновей —
И вот теперь оплакиваешь их!
Была ты королевой — стала нищей!
Тебя просили — нынче просишь ты!
Тебя боялись — нынче ты боишься!
Ты правила — теперь тобою правят!
Ты презирала некогда меня —
И вот теперь тебя я презираю!
Раздавлена ты жерновом судьбы,
Наследие твое — одни гробы,
Владеешь ты лишь памятью о прошлом —
И тем ужасней нынешние дни.
Когда-то мой тебе достался трон —
Теперь достались все мои страданья.

155

Пока еще ты на себя взвалила
Лишь половину моего ярма,
Но очень скоро с плеч своих усталых
Все бремя на тебя переложу я.
Ну, что ж, прощайте, горе-королевы:
С улыбкой об английских ваших бедах
Во Франции я буду узнавать.

Елизавета

Ты проклинать умеешь. Научи же,
Как мне проклясть мучителей моих?

Маргарита

Не спи ночами, целый день постись,
Погибшее блаженство вспоминай
И сравнивай его с живым страданьем,
Преувеличь красу своих детей,
Преувеличь уродство их убийцы,
Чтоб проклинать сильнее, больше плачь:
Чем чище жертва, тем гнусней палач.

Елизавета

Мои слова слабы. Дай мне своих.

Маргарита

Мучения твои усилят их.

Маргарита уходит.



Акт пятый

Сцена третья
198

Ричард (Читает.)

«Ты, Джеки Норфолк, не тягайся с нами:
Дик, твой хозяин, продан с потрохами».
Ха-ха! Уловка глупого врага!
Итак, пора! Милорды, по местам!
Забудем о дурацких сновиденьях.

199

Ведь совесть — ложь, придуманная трусом,
Которой храбрецов пугает он;
Кулак нам — совесть, меч для нас — закон.
Вперед, смелей! Решится все сегодня:
Не внидем в рай — так сгинем в преисподней!

(Речь Ричарда перед войсками.)

К вам обращаюсь я, друзья мои!
Что мне сказать? Я выложил вам все,
Как на духу. Вы знаете, кто враг ваш:
Орда мерзавцев, подлые подонки.
Бретонский сброд, бандиты, сволота:
Их Франция с блевотиной извергла,
Чтоб шли они насиловать и грабить.
Вы мирно спите — вас они зарежут;
У вас — дома и преданные жены:
Они дома сожгут и жен разложат.
Кто их ведет? Ублюдок, дармоед,
Который жил из милости в Бретани,
Молокосос, который видел стужу,
Лишь по снегу бродя в своих сапожках!
Так выгоним за море подлых тварей,
Смердящее французское отребье!
Им, видно, жизнь порядком надоела —
Иль просто без надежды на поживу
Им с голоду пришлось бы удавиться!
Уж помирать, так от мечей мужчин,
А не каких-то жалких недоносков,
Бретонских крыс, паршивых попрошаек,
Которых наши славные отцы
Секли кнутом, топтали сапогами,
А ихним девкам делали ублюдков.
И вот они идут на нашу землю —
Красть наших жен? Брюхатить наших дочек?

(Далекий барабанный бой)

Вы слышите? Грохочут барабаны!
Вперед, дворяне! Йомены, вперед!
Вы, лучники, готовьте ваши стрелы
И тетиву покрепче натяните!
Коней пришпорить! Обнажить мечи!
Пусть небо удивится, сколько копий
Сломаем мы о головы врагов!

Акт пятый

Сцена четвертая
 201 

Поле боя. Шум битвы.


Входят Норфолк и сражающиеся бойцы;
за ними Кейтсби.


Кейтсби
На помощь, герцог! Государь дерется,
Как, кажется, не в силах человека.
Со всех сторон грозит ему опасность;
Под ним коня убили — бьется пеший
И в пасти смерти ищет, где же Ричмонд.
На помощь, сэр, иначе мы пропали!


Битва.

Входит Ричард.


Ричард
Коня, коня! Престол мой за коня!

Кейтсби
Я вам найду коня. Милорд, спасайтесь!

Ричард
Прочь, жалкий раб! Я бросил жизнь на карту —
Пока я цел, не выйду из игры.
Здесь вроде восемь Ричмондов на поле:
Я шестерых убил, но где он сам?
Коня, коня! Престол мой за коня!

Уходит, сражаясь.

©

Информационно-исследовательская
база данных «Русский Шекспир», 2007-2017
Под ред. Н. В. Захарова, Б. Н. Гайдина.
Все права защищены.

russhake@gmail.com

©

2007-2017 Создание сайта студия веб-дизайна «Интэрсо»

Система Orphus  Bookmark and Share

Форум «Русский Шекспир»

      

Яндекс цитированияЭлектронная энциклопедия «Мир Шекспира»Информационно-исследовательская база данных «Современники Шекспира: Электронное научное издание» 
 Каталог сайтов: Театр
Каталог сайтов - Refer.Ru Яндекс.Метрика


© Информационно-исследовательская база данных «Русский Шекспир» зарегистрирована Федеральной службой
    по надзору за соблюдением законодательства в сфере СМИ и охраны культурного наследия.

    Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-25028 от 10 июля 2006 г.