Проект создан при поддержке
Российского гуманитарного научного фонда (грант № 05-04-124238в).
РУССКИЙ ШЕКСПИР
Информационно-исследовательская база данных
Новости
23.09.2011
Лев Дуров: «Актер — мужская профессия. От женщин — интриги, зависть, коварство»
На свой скорый юбилей знаменитый актер и режиссер Лев Дуров устроит «Бурю»

На свой скорый юбилей знаменитый актер и режиссер Лев Дуров устроит «Бурю»— Лев Константинович, часто ли вам приходилось идти на компромиссы, соглашаться против желания?

— Когда тошнит, то отказываюсь. Иногда — увиливаю, говоря, что сейчас очень занят. Резко разговаривать смысла нет. К тому же у меня такая профессия — раз откажешься, два откажешься, а потом скажут: «Дуров все время нос воротит, не будем ему ничего предлагать». Хотя некоторые телеканалы поступают так бестактно, так все перевирают, говоря обо мне, что пропадает желание с ними работать. А вообще я мужчина очень контактный, полностью открытый. Хотя и росточка небольшого — метр шестьдесят, но никогда не прячусь в кусты. На презентации одного фильма, в котором я снимался, один молодой, красивый и высокий партнер сказал: «У Дурова — одни крупные планы, а у меня и других актеров самый крупный план — ширинка, лицо же никому не нужно». Но замечу, что в театре я чаще вступаю в конфликты, чем в кино.

— Можете даже употребить ненормативную лексику?

— А как же?! При советской власти была такая поговорка: мат и диамат — грозное оружие в руках пролетариата. Ненавижу, когда со сцены или с экрана матерятся, и никогда бы себе этого не позволил. Но в жизни, как правило, от бессилия, могу сорваться. Хотя актеры на меня не обижаются и считают мою матерщину рабочим моментом. В свое время провел много времени на голубятне и там получил весьма серьезное по части мата образование. На голубятне собиралась как вся интеллигенция района, так и разная шпана, вплоть до воров. Иногда в театре хочется устроить голубятню и хорошенько кое-кого разогнать.

— Кого же надо гнать в первую очередь?

— В Древней Греции женщин не пускали в труппу, а все роли играли мужчины. Это продолжалось и потом, при Шекспире. А все для того, чтобы интриг в театре не было, зависти, коварства. Мужикам чем и зачем интриговать? В Театре на Малой Бронной всегда была традиция, согласно которой молодые актеры сразу получали большие роли. Да и я уступал место молодым, понимая, что от смены поколений никуда не деться. Хотя стариков еще играл, когда учился в Школе-студии МХАТ, и как говорят, играл очень хорошо, и мне не надо было резко менять амплуа. Я никогда не претендовал на роль Гамлета, потому что понимал — ну не принц я Датский. Даже если бы в свое время Анатолий Эфрос (режиссер, руководитель Театра на Малой Бронной, впоследствии Театра на Таганке. — «Труд») сказал мне: «Лева, ты будешь играть Гамлета», я бы отказался. Было много экспериментов, когда маленького роста актеры играли Гамлета, но ничего путного из этого не вышло. Все равно у каждого нормального человека такое представление, что Гамлет — это Смоктуновский или Лоуренс Оливье, и никуда от этого не деться. В «Гамлете» мне играть разве только Могильщика, но при этом так играть, чтобы сам Иннокентий Михайлович Смоктуновский сказал: «Ну, Могильщика, конечно, пусть играет Дуров, а мне скромно Гамлета оставьте».

— Кстати, в современной версии Юрия Кары «Гамлет XXI века» Могильщика играет Армен Джигарханян. Как вы относитесь к вольному прочтению классики?

— Не понимаю этих перевертышей. Сейчас в постановках преобладает форма, а содержание уходит. При этом режиссеры не знают элементарной азбуки. Станиславский создал театральную систему Менделеева, а над ней теперешние умники смеются. Видел, как «Гамлета» играл в Германии Театр Голубых, есть там такой. Офелия у них — маленькая сисястая девка, бегала по сцене, тряся грудью и жопой. Если и были овации, то я не за такие овации. Или видел, как играли «Отелло» в шинелях. Да вы сыграйте по Шекспиру, то есть покажите, как ревность побеждает все на свете. Ревность, как и любовь, делает из людей сумасшедших, безумцев, преступников. Мы влюбляемся и крушим все на своем пути — семьи, дома, страны.

— Любовь — разрушительна?

— Любовь и созидает, но больше все же разрушает. Вот мы с вами сидим, и вдруг, допустим, я влюбился в вас, а вы в меня. Но: у вас — муж и двое детей, а у меня жена и тоже двое детей. А если поведемся на зов любви, то сколько людей сделаем несчастными: детей, родителей, жен?

— Лично вам удалось уберечься от всепоглощающей любви?

— В том-то и весь ужас, что от любви никуда не убежишь. Ромео сначала страдал из-за чувства к женщине-вамп — Розалинде, бродил по оливковым рощам, стараясь ее забыть, а когда однажды увидел на балу простую девочку Джульетту, то Розалинда моментально испарилась, как призрак. Вот так оно и бывает — повернул голову, и опа — попался. Любовь случилась, а вместе с ней начались беды.

— Фильм «Успех» с Леонидом Филатовым и вами в том числе — о нелегкой судьбе актеров. Следует ли отсюда вывод: актерская профессия — трагическая печать на человеке?

— Могу сказать точно: актер — мужская профессия. Если бы она была женская, то не умерли бы на сцене Москвин, Добронравов, Хмелев, Андрюша Миронов. Эти доски, которые называются сценой, требуют колоссальных затрат, включая здоровье. А тот, кто жалеет себя, бережет, для меня — не артист. И ни для кого не артист. Сейчас многие начинают хныкать: «Вот, я — любимый артист, столько сделал для народа, а теперь в таком плохом материальном положении». Но, уважаемый, разве в то время, когда ты играл, народ бездельничал? То, что мы на торчке, на виду, еще ничего не значит. Еще неизвестно, кто на Земле больше трудится и делает полезного: актер или шахтер? У летчиков-испытателей есть страшный пункт, который заносится в контракт: гибель. У актеров тоже есть такой роковой пункт — зрительское забвение, хотя в контракте он не значится. Но каждый актер должен знать: как только он исчезает с экрана или сцены, то его больше нет. То есть физически он, слава Богу, есть, становится рядовым пенсионером, таким, как все мы. Но нечего при этом трезвонить всем о своих бывших заслугах: для публики ты умер. Особенно в наше жесткое время. Я не могу интересоваться каждым актером — у меня своя жизнь, свои роли. А вот пишут: «Актриса умерла одна, всеми забытая, голодная». Чтобы не чувствовать себя одиноким на пенсии, для этого нужны родные, близкие, внуки и хорошие с ними отношения. Еще не выношу, когда актеры начинают жаловаться — вот, я прославился в какой-то роли, ну, пил, ну, деньги не считал, и что же мне не помогают, кредиты не дают, квартиру не расширяют?

— Есть какая-нибудь закономерность, кому следует в первую очередь остерегаться забвения? Или все — в руках судьбы?

— Забвение всех подстерегает. Спросите на улице: «Кто такие Москвин, Эфрос, Тарасова?», и ответом на 99 процентов будет молчание. Комиков помнят дольше. Есть такой анекдот: «Трагик и комик сидят в кабаке и пьют. Трагик говорит: “Не берут — забыли...” А комик отвечает: “Не берут, б…ди, помнят!”» Натворил этот комик, наверное, немало чего, за что его помнят.

— Чувствуете реальную преемственность с легендарными цирковыми дрессировщиками Дуровыми, в родстве с которыми состоите?

— Надоело об этом говорить — в Англии мне дали звание трагического клоуна. Это лучшее мое звание. Не знаю, генетически мне это передалось или как. Я легко играл и трагические роли, и комические: Когда играл в спектакле по Брехту, то женщина на весь зал закричала: «Ой, я описалась от хохота!» Это была хорошая реакция, красивая даже. Сыграл очень много и русской, и зарубежной классики. Но мой любимый автор — Достоевский, потому что он — вздернутый, нереалистичный, по сути своей — театральный. В его литературном письме много неправильного, даже неграмотного, но ни одного слова не выбросишь. Другой вопрос — кто сегодня идет нам на смену? Трудно сейчас обстоит дело с подготовкой актеров. Вот это платное обучение в театральных вузах — погибель, бич. Когда я был главным режиссером, то посмотрел очень много начинающих актеров — и из 200 взял в труппу только троих. Все остальные были с платных курсов и ничего не умели. Я говорил бедным ребятам: «Передай большой привет своему педагогу за то, что он взял у тебя бабки, нажился на тебе и тебя же обрек на верную гибель».

— Какие у вас отношения с Олегом Павловичем Табаковым, с которым вас связывают общие педагоги и одна Школа-студия МХАТ? Не завидуете его успешности, молодой жене?

— Да вы с ума сошли — какая может быть зависть? Однажды с Олегом у меня было недоразумение, но я даже ничего не стал выяснять по этому поводу. Хотя, наверное, должен был спросить: «Лелик, а вот объясни, что это было?» Но подумал, что Лелик, как кот Матроскин, как-то бы выкрутился и что-то придумал: Табаков — человек хитрый и, бесспорно, умный. А актер он просто замечательный! Что нам говорить про Табакова? Он принадлежит к той же высокой касте, что и Никита Михалков, и особо этого не скрывает, часто об этом сам говорит. Но мне такая жизнь, как у них, не нужна. Заявлять во всеуслышание: «Я — самый богатый актер» — нехорошо, бестактно и, простите, неинтеллигентно. А уж тем более говорить об этом студентам: «Вот когда достигнете моего уровня, тогда...» Что тогда? Ну что тогда? Господь уберег меня от зависти. Еще я умудрился ни у кого ничего не просить. Ни у людей, ни у государства не просил. Это дает мне право считать себя абсолютно свободным человеком. Да и терять мне нечего, кроме своих мозолистых рук. Впрочем, их я тоже не боюсь лишиться.

— Ощущение свободы сделало вас смелым, дерзким, бесстрашным?

— Это точно. Иногда такое ляпал, что некоторым было дурно. Во времена Брежнева сказал по телевизору, что у меня есть два государства: одно — мое личное, а второе — где я живу. И добавил: первое мне ближе и дороже. А второе — чуждое мне, и во втором, которое зовется державой, ничего от меня, Левы Дурова, не зависит. В этой державе все давно договорено, решено, продано. И зачем мне в его дела соваться?

— Тем не менее почти все любимые народом артисты пытались помочь своему народу — у знаменитости больше возможностей.

— И я пытался. Давным-давно был депутатом местного совета — выбрали помогать людям. А я никогда не был членом никаких партий. И когда я депутатствовал, со мной случилась смешная история. На прием приходит женщина и говорит: «Нас выселяют из дома, и мне дают однокомнатную квартиру, хотя мои дети — разнополые. Помогите!» Я даже не понял — что такое разнополые? Потом догадался, что это когда разные письки. Женщина стала плакать: «Милиция сказала, что выгонит нас на улицу в пятидневный срок». Я посмотрел в книжечку с правилами и прочитал: «Женщине по метражу не полагается двухкомнатная квартира». Но решил дать бедняжке напоследок совет: «Когда милиция придет вас выселять, то вы с разнополыми детьми орите в окно: «Люди, помогите, нас выселяют». Через несколько дней вызывает меня председатель райисполкома Шолохов и говорит: «Дуров, что вы делаете?» Я спросил: «Что я натворил на этот раз?» И слышу: «Женщина орала в окно: «Вы знаете артиста Дурова? Вот он, артист Дуров, сказал, что вы мне поможете, разгоните милицию и дадите мне двухкомнатную квартиру!» В результате женщине таки дали двухкомнатную квартиру. И я тут же отдал свой мандат. На этом моя депутатская миссия завершилась. Все-таки я рад, что однажды помог женщине с разнополыми детьми. Да и сам узнал, что значит слово «разнополые». Какие все-таки придурки были в нашем правительстве, что придумывали такие определения.

— Лев Константинович, у вас такая сильная энергетика, такой заряд бодрости!

— Какой заряд? Это агония! Просто живу себе и играю по системе Станиславского. По Станиславскому анализирую психологические ситуации между людьми. Вот разберу нашу ситуацию: у вас желание — как можно больше вытянуть интересного из актера Дурова. А у меня задача — ответить на ваше желание и в то же время не быть фамильярным, грубым, пошлым, не оскорбить ваших журналистских помыслов. Поэтому актеры должны быть очень хорошими психологами.

— А среди молодых актеров есть хорошие последователи системы Станиславского?

— Володя Машков — замечательный актер и режиссер хороший. Кстати, я снимался в его фильме «Сирота Казанская». Пытался предупредить Машкова: «У вас, Володя, могут быть неприятности из-за того, что взяли меня на роль — ведь я Дуров». Володя ответил: «Плевать мне на это. Я выбрал вас, и это мое решение». Уж не знаю, какой системой пользуется он в своей игре, но актер он от Бога. Евгений Миронов — тоже сильный актер, правда, в некоторое время стал повторяться. Но его работа в фильме Хотиненко «Достоевский» очень убедительна.

— Сейчас все больше замечательных актеров увлекаются политикой, идут на выборы. Верите, что ими движет не тщеславие и не корысть?

— Когда меня заставляли вступать в партию, то я говорил: «Нет, потому что не согласен в вами, с коммунистами». На вопрос «Почему не согласен?» со свойственной мне дуростью говорил: «Да потому, что вы все врете и перевираете». Некий Бугаев в райкоме партии все время меня пытался сделать идейным и воспитывал, направлял на путь истинный. Однажды я ему задал прямой вопрос: «Вот я, безграмотный пацан, сижу на голубятне и слышу — звучит странная, но потрясающая музыка. Потом я узнал, кто это написал. А вы тогда этого композитора гнобили, с грязью смешивали. А через десятки лет объявили, что этот композитор — гений. Я же знал, что он гений, будучи еще на голубятне, безграмотным пацаном. И как я могу вам верить? Разве можно вам верить и за вами идти? Этот композитор — Шостакович». Но больше всего не давало мне покоя вот какое обстоятельство: у меня никогда не спрашивали, когда я поднимал руку «против», — почему я это делаю? Никого не интересовало настоящее мнение людей. Ну и не хочу быть в стаде или в толпе. У меня свое мнение, свое отношение ко многим вещам, как человек имею на это свое право.

— Тем не менее вы не отказались от звания народного артиста СССР.

— Да потому, что к 1990 году партийные артисты все вымерли, и остались одни баламуты. Играл я много. А им надо было каждый год раздавать звания. А вот предыдущий приказ, о присвоении мне звания заслуженного артиста, пролежал три года под сукном, опять же из-за моего дурного языка.

— Смелый вы.

— Да не смелый, а безрассудный — сначала делаю, а потом соображаю, и бывает, что жалею о сделанном. Как-то в Ялте, во время сильного шторма, спас одного человека. В джинсах плюхнулся в воду и поплыл за утопающим, а когда начал его тащить за собой, услышал рядом мотор. В результате нас обоих спасли спортсмены на лодке. На следующий день подошла ко мне женщина и сказала: «Вы спасли моего мужа, вот вам в подарок его книжка». Когда я прочитал несколько страниц книги, то с ужасом подумал: «Что я наделал, зачем спас этого писателя, будь он неладен? А так, столько бы людей спас от кошмара — читать его графоманские произведения».

Резюме «Труда»

Лев Дуров
,  актер

Родился 23 декабря 1931 года в Москве.

Учился в Школе-студии МХАТ, окончил в 1954 г.

Служил в Центральном детском театре, «Ленкоме». С 1967 г. Лев Дуров играет на сцене Театра на Малой Бронной. В его фильмографии больше полусотни ролей, среди которых роли в сериалах «Семнадцать мгновений весны» (1973) и «Бандитский Петербург» (2001), фильмах «Аленький цветочек» (1977), «Мастер и Маргарита» (1994).

Фото: Photoexpress

Анжелика Заозерская

Источник
: «Труд» № 163 от 23.09.2011 г.

©

Информационно-исследовательская
база данных «Русский Шекспир», 2007-2021
Под ред. Н. В. Захарова, Б. Н. Гайдина.
Все права защищены.

russhake@gmail.com

©

2007-2022 Создание сайта студия веб-дизайна «Интэрсо»

Система Orphus  Bookmark and Share

Форум «Русский Шекспир»

      

Яндекс цитированияЭлектронная энциклопедия «Мир Шекспира»Информационно-исследовательская база данных «Современники Шекспира: Электронное научное издание»Шекспировская комиссия РАН 
 Каталог сайтов: Театр Каталог сайтов - Refer.Ru Яндекс.Метрика


© Информационно-исследовательская база данных «Русский Шекспир» зарегистрирована Федеральной службой
    по надзору за соблюдением законодательства в сфере СМИ и охраны культурного наследия.

    Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-25028 от 10 июля 2006 г.