Проект создан при поддержке
Российского гуманитарного научного фонда (грант № 05-04-124238в).
РУССКИЙ ШЕКСПИР
Информационно-исследовательская база данных
Новости
08.02.2008
Право непервой ночи
Московский театр имени Ермоловой показал премьеру новой версии комедии Шекспира "Двенадцатая ночь" в постановке художественного руководителя Театра на Малой Бронной Сергея Голомазова. Роль шута Фесте сыграл руководитель Театра имени Ермоловой Владимир Андреев. Рассказывает РОМАН Ъ-ДОЛЖАНСКИЙ.


Идея Сергея Голомазова протянуть действие сквозь разные театральные эпохи исчерпалась костюмами Интересное в этом сезоне сложилось в Москве поветрие: вновь назначенные художественные руководители театров, причем театров не самых благополучных, почему-то начинают репетировать спектакли не со вновь вверенными им труппами, а с теми, где уже работали прежде. Видимо, отдают старые долги
и это им, конечно, можно засчитать в плюс, потому что люди, значит, честные. Но факт остается фактом: приняв Театр имени Вахтангова, Римас Туминас сосредоточился на "Горе от ума" в театре "Современник", а Сергей Голомазов, получив назначение в многострадальный Театр на Малой Бронной и больше, чем за полсезона, ничего там не выпустивший, поставил "Двенадцатую ночь" в живущем размеренной жизнью Театре имени Ермоловой.


Наверное, режиссеру была слишком дорога идея, которая пришла ему при чтении шекспировской комедии,
"протянуть" действие "Двенадцатой ночи" сквозь разные театральные эпохи. Прием понятный, хотя и нельзя сказать, что кажущийся головокружительным открытием именно по отношению к этой пьесе его можно "приложить" к очень многим драматургическим текстам. Для экстерьера спектакля он, конечно, выигрышен Вита Севрюкова получила редкую для художника по костюмам возможность пофантазировать на темы нескольких веков сразу. "12венадцатая ночь" (так стоит на афише театра) начинается в елизаветинскую эпоху с ее пышными, словно надутыми изнутри нарядами, продолжается в галантный век, проскакивает викторианскую эпоху, отдает должное нарядам прошлого века, чтобы в финале дать одним персонажам нарядиться в модные светлые свитера и куртки с капюшонами, а другим –  в рэперские шапочки и широкие брюки.


Беда спектакля Сергея Голомазова в том, что идея его, таившая немалые возможности для театральной стилизации, на деле костюмами и исчерпалась. Если и пытаются некоторые из актеров (например, Борис Быстров в роли сэра Тоби) вместе с нарядами изменить и стиль игры, то попытки их разрозненны, не поддержаны партнерами и, в конце концов, не востребованы зрителем. Потому что Театр имени Ермоловой все-таки играет не столько философскую комедию Шекспира
загадочную пьесу о мимолетности людских чувств и причудах судьбы, а некий развеселый утренник для взрослых. С танцевальными интермедиями возьми их и вставляй в любой другой спектакль. С громкой музыкой можно использовать еще не раз по другим поводам. С декорациями Станислава Бенедиктова, которые как раз противоречат идее путешествия во времени. Эти бутафорские арки и лесенки с гирляндами, вызывающие в памяти фотографии советских комедийных спектаклей 50-х годов, какое-то торжество безвременья, безмятежности и бесстилья.


Может быть, настолько буквально понята художником шекспировская фраза "мы не меняемся с теченьем лет...", с которой начинается спектакль. Ее перед еще закрытым занавесом произносит шут Фесте, ставший в этой "12венадцатой ночи" человеком от театра. Фесте играет художественный руководитель Театра Ермоловой Владимир Андреев. Он единственный, кто почти не меняет обличья, оставаясь весь вечер в светлом современном костюме. Андреевский Фесте
ироничный и мудрый комментатор, который вроде бы участвует в действии, но в то же время остается поодаль от любой интриги. Изощренные реплики шута у господина Андреева буквально отскакивают от зубов, но у такого шута текст роли не столь уж важен. Важна походка, важен взгляд, важна вскинутая в усталом жесте рука.


Получается, что Владимиру Андрееву в собственном театре и "поиграть" толком не с кем. Актеры в меру сил и вкуса ломают комедию, а он ходит между ними, как будто бы неузнанный. Все про всех понимающий, обаятельный и печальный. Фесте-Андреев не может ничего противопоставить чересчур грубой фактуре спектакля, но и сливаться с ней не имеет ни малейшего желания. И, конечно, без усилий выигрывает –  как выигрывает любой естественно ведущий себя человек на фоне кривляк и притвор. Если бы общая игра была изящной и умной, такая "несделанность" роли вызывала бы неловкость или сочувствие. А коль скоро игра неинтересна, то нежелание играть в нее лишь по ошибке можно принять за серьезное театральное событие.

Фото: Михаил Гутерман


©

Информационно-исследовательская
база данных «Русский Шекспир», 2007-2022
Под ред. Н. В. Захарова, Б. Н. Гайдина.
Все права защищены.

russhake@gmail.com

©

2007-2022 Создание сайта студия веб-дизайна «Интэрсо»

Система Orphus  Bookmark and Share

Форум «Русский Шекспир»

      

Яндекс цитированияЭлектронная энциклопедия «Мир Шекспира»Информационно-исследовательская база данных «Современники Шекспира: Электронное научное издание»Шекспировская комиссия РАН 
 Каталог сайтов: Театр Каталог сайтов - Refer.Ru Яндекс.Метрика


© Информационно-исследовательская база данных «Русский Шекспир» зарегистрирована Федеральной службой
    по надзору за соблюдением законодательства в сфере СМИ и охраны культурного наследия.

    Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-25028 от 10 июля 2006 г.