Проект создан при поддержке
Российского гуманитарного научного фонда (грант № 05-04-124238в).
РУССКИЙ ШЕКСПИР
Информационно-исследовательская база данных
Новости
02.05.2008
Бедный Гамлет или Оправдание Каина под музыку «Раммштайна»

Бедный Гамлет или Оправдание Каина под музыку «Раммштайна»  Пафос некоторых современных режиссёров, старающихся превратить переворачивающихся от негодования в гробу классиков в стремительный пропеллер компьютерного кулера, напоминает мне пафос двоечника, назло учителю запасшегося демагогическими аргументами и доказательствами, что Земля — плоская.

 

Я не раз читала гениальные по своей новизне переложения суперхита всех времён и народов «Гамлета» на языки молодёжи: падонкаффский, сисадминский, блатняковский, слышала песенки, в которых юное поколение, создавая пародии, проявляло недюжинное знание первоисточника, то есть текста трагедии Шекспира. Но такой пародии, которую довелось увидеть в саратовском театре Драмы, ещё не видела. Я не буду сейчас о костюмах, приветственных жестах героев, стилизующих фашистскую Германию, не буду касаться богатого музыкального оформления спектакля, в которое умудрились запихать полностью композиции из целого компакт-диска «Раммштайна» — я не сторонник нафталинового подхода к классике. Я хочу поговорить об уважении к саратовской публике, которое иногда проявляют приезжие столичные режиссёры.

 

Во-первых, прочитав в программке «Уильям Шекспир. Гамлет. Перевод с английского Бориса Пастернака» зритель, сбиваемый с толку декорациями, костюмами и прочим оформлением спектакля, вправе хотя бы надеяться на классический текст источника в классическом переводе. Ан нет, мало того, что в спектакле использованы другие тексты: отрывки из прогремевшей экранизации пьесы Тома Стоппарда «Розенкранц и Гильденстерн мертвы», «Отче наш» на латыни (что любопытно, если учесть, что лютеранство введено в Дании в 16 веке, а действие «Гамлета» происходит по легенде в 10-11 вв.), так ещё и монологи Гамлета мы слышим… из уст Клавдия, дяди-братоубийцы. Весь в элегантном костюме, как белый рояль, король-кровосмеситель то и дело кается, молится на латыни, угрызаемый муками совести пытается покончить с собой и отравить любимую королеву, пафосно читает чужой текст, а стало быть, и присваивает государственный ум Гамлета. А всё это только для того, чтобы оправдать высосанную из пальца режиссёра теорию, что якобы Гамлет I, то есть отец Гамлета, был воинственен и проливал кровь в ненужных стране войнах, а Клавдий, его младший брат, убивший старшего (как и небезызвестный Каин!), — истинный миротворец, который «не тварь дрожащая, а право имеет» ради высокой цели пойти на преступление (здесь перекличка с ещё одним классиком — Достоевским, на которого в прошлый раз замахнулся тот же режиссёр в том же саратовском театре).

 

Здесь кстати обратиться к легенде датского хрониста (креативничавшего действительно на латинском языке) Саксона Грамматика о принце Гамлете, по которой Шекспир, собственно, и написал свою знаменитую трагедию. Как гласит древняя рукопись, Гамлет-сын, отомстив за гибель отца, убив дядю и оставшись в живых, навлёк на себя «гнев» короля соседнего государства, который и попытался захватить Данию, с чего и начались, собственно, войны.

 

На фоне блестящего Клавдия бедный Гамлет в бомжовском вытянутом свитере а-ля Хабенский-Городецкий, хихикая и гримасничая на манер одного из телешоуменов «5 кадра», проговаривает «Быть иль не быть», показывая всем, что дурачится он не только напоказ царедворцам, а вообще в принципе диссидент и балаболка. Даже классический, логичный финал здесь изменён — в конце спектакля всем становится ясно, что Гамлет один и виноват во всей трагедии — в смерти не только Полония, но и Офелии, странствующих актёров (расстрелянных автоматами в 10 веке!), восставших датчан, Лаэрта, королевы-матери, которая нечаянно выпивает из бокала, в который дядя-король Клавдий, движимый исключительно целями спасения государства, подмешивает яд для Гамлета. Это цепляющееся за власть любой ценой насекомое-паразит, оказывается, способен на большое чувство и при виде смерти любимой женщины, по трактовке режиссёра, допивает отравленный бокал, вопреки финалу, вопреки воле автора — Шекспира, который пригвоздил его шпагой Гамлета, словно бабочку «Мёртвая голова».

 

Клавдий «выпил йаду». В подобном случае уважающий себя режиссёр предваряет уважаемого им зрителя следующей фразой в программке: «по мотивам одноименной трагедии Уильяма Шекспира».

 

Плод гениального исполнения Виктора Мамонова — Клавдий (в интерпретации столичного режиссёра — «убийцы классики») — это ещё одно доказательство несвободы художника. У него сильная теоретическая база — с лета прошлого года волей режиссёра, навязывающего книги с закладками на цитатах, он подпитан идеями опуса «Государь» средневекового итальянского философа Макиавелли, в которой единственный раз мыслитель «прогнулся» под существующий в его время режим, выдав заранее своему государю полное отпущение грехов — индульгенцию на захват и удержание власти любой ценой.

 

Подбор музыки к спектаклю выше всех похвал, если не считать её избыточности. Поскольку упомянутый германский коллектив известен своими специфическими, мягко скажем, шоу на концертах, не раз по ходу спектакля приходилось открещиваться от визуальных «призраков отцов "Раммштайна"» — так и мерещилось, что сейчас выйдут и начнут… чур меня, перечур! Такое ощущение, что режиссёр, расстреляв классика, как его герой — бродячих артистов, успокаивает расходившиеся нервы музыкой в большом количестве.

 

Надо отдать должное и художникам-оформителям спектакля. Они как могли закавычили условность происходящего, разместив различные знаки препинания на петлицах и погонах мундиров воинствующих «датчан». Если это — находка режиссёра, то я его поздравляю.

 

Но обманывать доверчивого зрителя — это неуважение. Заманивать саратовскую молодёжь, как крыс на дудочку хитов современной зарубежной эстрады, — это неуважение. К тому же, столичный режиссёр, очевидно, нисколько не интересуется театральной жизнью провинции, глуши-Саратова, куда в качестве конкистадора приехал с культурной миссией. В спектакле саратовского ТЮЗа идёт «Королева красоты», премьера которой состоялась в прошлом сезоне и в которой, при имеющихся недочётах, однако, очень умеренно, дозированно и к месту использована музыка «Раммштайна», та же самая «Муттер».

 

Заигрывая с юным поколением по принципу «Под музыку Раммштайна, и нафиг клавесин», наводя тень на плетень, а слепых — на брёвна, добьёмся только одного: над нами смеяться будут. И уже смеются. Дети сейчас подкованные, особенно из тех, кто ходит в театр, первоисточники знают.


Инга Мороз

 

Источник: СаратовИнформ

©

Информационно-исследовательская
база данных «Русский Шекспир», 2007-2022
Под ред. Н. В. Захарова, Б. Н. Гайдина.
Все права защищены.

russhake@gmail.com

©

2007-2022 Создание сайта студия веб-дизайна «Интэрсо»

Система Orphus  Bookmark and Share

Форум «Русский Шекспир»

      

Яндекс цитированияЭлектронная энциклопедия «Мир Шекспира»Информационно-исследовательская база данных «Современники Шекспира: Электронное научное издание»Шекспировская комиссия РАН 
 Каталог сайтов: Театр Каталог сайтов - Refer.Ru Яндекс.Метрика


© Информационно-исследовательская база данных «Русский Шекспир» зарегистрирована Федеральной службой
    по надзору за соблюдением законодательства в сфере СМИ и охраны культурного наследия.

    Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-25028 от 10 июля 2006 г.