Проект создан при поддержке
Российского гуманитарного научного фонда (грант № 05-04-124238в).
РУССКИЙ ШЕКСПИР
Информационно-исследовательская база данных
Новости
16.07.2008
И ты, Брут, тут?!

На главном театральном фестивале Европы в жарком Авиньоне показали один из самых интересных проектов недавнего времени - шестичасовой спектакль Иво ван Хове "Римские трагедии". Три античные пьесы Шекспира - "Кориолан", "Юлий Цезарь" и "Антоний и Клеопатра" - в интерпретации знаменитого голландского режиссера позволили зрителю почувствовать себя на сцене как дома.

 

Эту рецензию я начала писать прямо во время действия, переместившись из зала на подмостки и воткнув штепсель своего ноутбука в одну из свободных розеток. Неподалеку присел уставший Цезарь. Чуть поодаль Брут обсуждал с подельниками подробности своей тираноборческой акции. При желании можно было переместиться к Бруту, но я предпочла оставаться на месте и рассматривать его лицо на одном из многочисленных мониторов. Часть зрителей продолжала при этом по старинке сидеть в зале, который поначалу был, как и положено, отделен от сцены условной границей. Миновав билетный контроль, публика дисциплинированно заняла свои места, но уже минут через сорок голос за кадром объявил, что стоящие на сцене диванчики, между которыми снуют персонажи шекспировских пьес, могут использоваться и зрителями. Тут же на сцене во время антрактов - а их случилось за шесть часов великое множество - можно было купить бутерброды и поедать их, пока Клеопатра билась по соседству в пароксизме ревности. Тут же имелись стационарные компьютеры, доступ к которым (и доступ к интернету в которых) был решительно ничем не ограничен. Некоторые представители публики, попав в интернет-сети, так и не смогли вырваться из них обратно в объятья Мельпомены. Несколько часов кряду они увлеченно путешествовали по сайтам, лишь изредка поглядывая на разворачивающиеся за спиной кровавые события древнеримской истории.

 

 

Есть время разбрасывать камни и время их собирать. Именитый голландец их собирает. Нарочитая необычность его спектакля порой до неприятности обычна. "Римские трагедии" кажутся энциклопедией современного театра. Антологией ее расхожих и поднадоевших приемов.

 

Иво ван Хове не первый раз и вообще не первый (многие это делали до него) стирает грань между прошлым и настоящим. Стоит ли говорить, что действие всех трех пьес в его спектакле предельно осовременено. Что на место белых стихов заступила бытовая речь. Что Кориолан и его оппоненты ведут дебаты в телестудии и устраивают драку в прямом эфире, а репортаж о наступательных действиях той или иной армии сопровождается знакомыми кадрами, где люди в камуфляжной форме совершают очередной марш-бросок. Предельным выражением этого сближения сценической реальности и жизни как таковой стал характерный казус. В тот самый момент, когда в соответствии с сюжетом на сцене случилась гроза, и персонажи, поеживаясь, стали обсуждать непогоду, за пределами театра жаркий авиньонский воздух тоже сотрясли удары грома.

 

Иво ван Хове в очередной раз - и тоже не первым - стирает грань между сценой и залом. В одном из предыдущих его спектаклей, сделанном по мотивам фильма Джона Касаветиса "Лица", зрители и вовсе лежали в широченных кроватях, а персонажи выясняли свои непростые личные отношения в других кроватях, стоявших в непосредственной близости от зрительских. Надо отдать артистам амстердамского Toneelgroep должное - играют они прекрасно, нимало не смущаясь вторгшимися на их территорию соглядатаями.


Иво ван Хове стирает грань между сценической реальностью и экранным изображением, уже не раз стертую в спектаклях Франка Касторфа и его многочисленных последователей. Да и сам месседж спектакля тоже до неприятности предсказуем: какой бы риторикой ни прикрывались политические деятели прошлого и настоящего - республиканской ("Кориолан"), тираноборческой ("Юлий Цезарь"), имперской ("Антоний и Клеопатра"), - дело рано или поздно все равно закончится войной.

 

Но концентрация расхожих приемов все же придает представлению голландцев некое новое качество. "Римские трагедии" не просто стирают грань между всем и вся и не просто предполагают расцентрованность взгляда: привычный к интернету современный зритель успевает ловить одновременно и то, что происходит в разных частях сцены, и то, что проецируется крупным планом на экран, и кадры телехроники, и исторические справки, бегущие отдельной строкой. Спектакль Иво ван Хове еще и настаивает на необязательности зрительских усилий. Подмостки перестали быть неким сакральным пространством, предполагающим предельную концентрацию нашего внимания. Они ничуть не важнее наших бутербродов и наших компьютерных забот. Они не стоят глубокого погружения, как не стоит его сама политическая жизнь, о которой так долго и, признаться, однообразно повествует режиссер. Уравняв сцену и жизнь в правах, Иво ван Хове поражает в правах театр. Он констатирует, что артисты да и сам режиссер теперь уже больше не жрецы прекрасного. Они всего-навсего старательные труженики сцены, на которых при желании мы можем не обращать решительно никакого внимания.

 

Марина Давыдова (Авиньон)

 

Источник: Известия 

 

©

Информационно-исследовательская
база данных «Русский Шекспир», 2007-2022
Под ред. Н. В. Захарова, Б. Н. Гайдина.
Все права защищены.

russhake@gmail.com

©

2007-2022 Создание сайта студия веб-дизайна «Интэрсо»

Система Orphus  Bookmark and Share

Форум «Русский Шекспир»

      

Яндекс цитированияЭлектронная энциклопедия «Мир Шекспира»Информационно-исследовательская база данных «Современники Шекспира: Электронное научное издание»Шекспировская комиссия РАН 
 Каталог сайтов: Театр Каталог сайтов - Refer.Ru Яндекс.Метрика


© Информационно-исследовательская база данных «Русский Шекспир» зарегистрирована Федеральной службой
    по надзору за соблюдением законодательства в сфере СМИ и охраны культурного наследия.

    Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-25028 от 10 июля 2006 г.