Проект создан при поддержке
Российского гуманитарного научного фонда (грант № 05-04-124238в).
РУССКИЙ ШЕКСПИР
Информационно-исследовательская база данных
Новости
06.09.2010
Не уходя с кладбища

// Перемещенные ценности

 

В Москве на открытии фестиваля-школы современного искусства «Территория», программа которого посвящена Берлину, 12 и 13 сентября будет показан спектакль «Гамлет» знаменитого театра «Шаубюне ам Ленинер Плац» в постановке не менее знаменитого режиссера Томаса Остермайера.

 

Реальность остермайеровского «Гамлета» неотличима от кошмарных наваждений

Реальность остермайеровского «Гамлета» неотличима от кошмарных наваждений
Фото: Arno Dekler

Несколько лет назад я смотрел «Гамлета» Остермайера в Авиньоне, на премьере, в Почетном дворе Папского дворца. И после спектакля не удержался, пошел за кулисы спросить у режиссера, кто рассказал ему, выросшему даже не в Восточной, а в Западной Германии, про похороны Брежнева. В ответ он недоуменно уставился на меня: при чем тут Брежнев? Я рассказал ему знаменитую историю из своего детства — про то, как во время похорон генсека могильщики долго не могли приладиться к вырытой у Кремлевской стены могиле, и в результате гроб с телом «дорогого Леонида Ильича» вырвался у них из рук и упал вниз со страшным грохотом. Вся страна слышала его в прямом телеэфире, не зная, что сама вскоре отправится в тартарары.

В начале «Гамлета» у Остермайера есть присочиненная к Шекспиру сцена похорон короля. У открытой могилы стоят сын, вдова и брат покойного, придворные. Ночь, на кладбище хлещет ливень — это один из могильщиков поливает героев из шланга, в то время как второй никак не может опустить королевский гроб в разрытую яму. Он нервничает, сам несколько раз падает в могилу и доходит буквально до исступления, прежде чем ему удается шумно запихнуть гроб вниз и засыпать его землей. Земля рыхлая, скользкая, герои то и дело поскальзываются, даже падают.

Мне после этого пролога показалось, что «Гамлет» рассказывает о конце одной исторической эпохи и о приходе другой. Потом уже мы говорили с режиссером о том, что важные смыслы — но только если спектакль действительно серьезен — возникают в голове у зрителя иногда независимо от того, что имел в виду режиссер. И в сущности, мысль о конце эпохи имеет прямое отношение к шекспировскому спектаклю Томаса Остермайера. Но на сей раз выдающийся немецкий режиссер, кстати, обычно весьма остро говорящий на социальные темы, похоронил не конкретную страну или какой-то политический режим, а вообще весь наш мир.

Начавшись на кладбище, спектакль так и остается на нем до финала: все действие происходит поверх свежей, рыхлой черной земли. Смерть повсюду, все разрушено и обесценено, перевернуто с ног на голову. Остается лишь наслаждаться тотальным распадом. Поэтому все, что делает в этом «Гамлете» заглавный герой (его играет лучший немецкий актер своего поколения Ларс Айдингер), суть сплошное притворство. Это игра без конца и края, рожденная не жаждой мести и даже не страстью к лицедейству, а голым отчаянием, невозможностью быть самим собой. Вернее, незнанием того, каким именно нужно и можно быть человеку. Мир остермайеровского «Гамлета» не просто вывихнут, он безнадежно разбит на осколки и навсегда лишен опор. В нем не только люди раздваиваются — пятеро из шести занятых в спектакле актеров играют по две роли,— в нем сама реальность оказывается неотличима от кошмарных кладбищенских наваждений.

Есть, однако, в «Гамлете» и нечто обнадеживающее, хотя и не относящееся к трактовке Шекспира, а именно само качество театрального произведения. Спектакль Томаса Остермайера будет открывать пятый фестиваль-школу современного искусства «Территория», который был придуман, в сущности, для того, чтобы показать молодым зрителям необходимость постоянного пересмотра любых сколько-нибудь устоявшихся правил «хорошего поведения» в творчестве. Вплоть до того, что и актер в сегодняшнем театре иногда необязателен — можно создавать спектакли с обычными людьми, «играющими» самих себя (как в «Капитале» группы «Римини протокол»), или с детьми иммигрантов из неблагополучных районов (как в «Аде на земле» хореографа Констанцы Макрас). «Гамлет» Остермайера в этом смысле вдохновляюще традиционен — он доказывает, что театр, в котором хорошую пьесу под руководством хорошего режиссера играют хорошие актеры, пока еще рано списывать со счетов.

Томас Остермайер
Томас Остермайер
Фото
: Юрий Мартьянов (Коммерсантъ)
 
Роман Должанский
 
Источник: Журнал «Власть» № 35 (889) от 06.09.2010

©

Информационно-исследовательская
база данных «Русский Шекспир», 2007-2022
Под ред. Н. В. Захарова, Б. Н. Гайдина.
Все права защищены.

russhake@gmail.com

©

2007-2022 Создание сайта студия веб-дизайна «Интэрсо»

Система Orphus  Bookmark and Share

Форум «Русский Шекспир»

      

Яндекс цитированияЭлектронная энциклопедия «Мир Шекспира»Информационно-исследовательская база данных «Современники Шекспира: Электронное научное издание»Шекспировская комиссия РАН 
 Каталог сайтов: Театр Каталог сайтов - Refer.Ru Яндекс.Метрика


© Информационно-исследовательская база данных «Русский Шекспир» зарегистрирована Федеральной службой
    по надзору за соблюдением законодательства в сфере СМИ и охраны культурного наследия.

    Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-25028 от 10 июля 2006 г.