Проект создан при поддержке
Российского гуманитарного научного фонда (грант № 05-04-124238в).
РУССКИЙ ШЕКСПИР
Информационно-исследовательская база данных
Новости
13.02.2011
Театр одного смотрителя
То не ужа с ежом, а Моцарта с Сальери и Пушкина с Гамлетом «скрестил» XVIII Всероссийский Пушкинский театральный фестиваль в Пскове. Избыточно, как рассудили эксперты, фольклорный, иногда циничный, местами кабареточный и с двухметроворостыми «маленькими людьми»…

Как там Моцарт перетекал в Сальери и наоборот, — не знаю, не видела. А вот посмотреть на пушкинирующего Гамлета удосужилась, хоть и прав был Алексей Семёнов из «Псковской правды»: в первом ряду Псковского драмтеатра в тот вечер немилосердно дуло. И это были отнюдь не новые театральные веяния.

То, что Рецептер прописал

В антракте Сёменов демонстративно направился к гардеробу. Сказал, что слишком любит рецептеровский театр, чтоб терпеть плохую артикуляцию шекспировского текста. Ну и зря. После антракта ученики «Пушкинской школы» наконец-то раскочегарились и перестали делать ошибки в словах, словах, словах.
Сцена из спектакля «Гамлет». Постановка В. Рецептера
Сцена из спектакля «Гамлет». Постановка В. Рецептера
Однако провинциальные снобы, вроде меня, всё равно позёвывали даже в самые напряжённые моменты действа. А потому что я ожидала от Владимира Рецептера чего-то большего, хоть он и пообещал представить зрителю классическое прочтение классической пьесы.

По-моему, «Гамлет» «Пушкинской школы» получился нарочито хрестоматийным. Адресованным неискушённой публике, а именно — заполненной учащейся молодёжью галёрке, которая пристально следила за развитием сюжета и шумно радовалась остротам четырёхсотлетней давности.

Один из таких непуганых призраком отца Гамлета зрителей (между прочим, тоже мой коллега) осторожно полюбопытствовал у меня в антракте: «А это какой-то ненастоящий “Гамлет”, да? Переписанный?» — «Почему? Всё строго по тексту с небольшими сокращениями». — «И что, у Шекспира в “Гамлете”, действительно, есть про то, как хорошо лежать у девушки между ног? Гыыыы…» — «Сам почитай».Короче говоря, вот в этом отношении спектакль Рецептера явно удался. Кому-то из юных псковских зрителей наверняка захотелось прочитать «Гамлета» — хотя бы в первый и последний раз. Ну коли уж нечаянно выяснилось, что это никакая не мертвечина, никакие не бедные йорики-морики.

Мурашки, как я уже говорила, побежали у меня по спине с первых же минут представления. А вот эмоционально я за артистами не поспевала. Они как-то уж больно быстро вошли в раж и почти сразу же дружно ударились в слёзы. Мне даже показалось, что они вышли на сцену какими-то уже взвинченными. Я-то смотрела им в глаза с минимального расстояния и видела, как в одной из первых сцен у Горацио по щеке потекла слеза (причём, он в этот момент находился в тени — так что навряд ли работал на публику).

Волнение птенцов «Пушкинской школы» вполне можно понять. Ведь в зале присутствовали отнюдь не милостивые, как вы чуть позже убедитесь, театральные критики из обеих столиц (корреспондент газеты «Коммерсант», зав. отделом культуры газеты «Невское время», член редколлегии журнала «Новый мир», корреспондент газеты «Экран и сцена» и так далее и тому подобное). Так что в день псковской премьеры своего «Гамлета» Владимир Рецептер даже на пушкинскую лабораторию не пошёл, а вместо этого, как нам объявили, репетировал.

Ищут пожарные, ищет милиция…

Тем более, что его коллеги накануне щедро раздали по серьгам всем трём девицам из «Сказки о царе Салтане» в постановке Ивановского театра и заодно Шамаханской царице из «Сказки о золотом петушке» в постановке театра из Челябинска.

За «кабареточность» и «ресторанность» восточных танцев, за то, что «перепёлочка победила Золотого петушка», а царь Додон был выставлен совсем уж «бездумным».«Моим уважаемым оппонентам понравилось, что молодые актёры увлечённо поют, лихо орудуют копьём и вообще горазды во всякого рода упражнениях. Но если бы милиция попросила меня дать приметы царя Салтана, князя Гвидона или царя Додона, то я бы не смог», — сказал заведующий сектором Российской национальной библиотеки, обозреватель газеты «Час пик» Евгений Соколинский.

Напрасно псковский писатель Валентин Курбатов убеждал участников пушкинской лаборатории целовать друзьям руки в печальных снегах… Сколько он ни наплёл кружев о воспетом знаменитыми михайловскими насельниками «священном долге дружбы», театральные критики следовали своему священному долгу. И бывали порой ещё более беспощадны, чем лучший друг Семёна Степановича Гейченко Василий Михайлович Звонцов, который, как вдохновенно рассказывал Валентин Курбатов, ласкал своего старого приятеля стишками, наподобие этого: 
Когда ты спишь «без задних ног»,
Тогда отменно ты хорош:
И сам спокоен, видит Бог,
И ближним всем покой даёшь.
Так что на второй день творческой лаборатории художественному руководителю Государственного Пушкинского театрального центра в Санкт-Петербурге Владимиру Рецептеру даже пришлось кидаться на выручку несколько ошарашенному таким «тёплым» приёмом главному режиссёру Челябинского театра: «Если б Вам ничего не сказали — это было бы хуже. А в целом в этой разноголосице вы всё-таки что-то для себя… Вы, пожалуйста, передайте своим актёрам, что они не зря сюда приехали!»

«Какая мерзость!»Самым добрым пушкинским «лаборантом» оказался член редколлегии журнала «Новый мир» Павел Крючков: «Я радуюсь только тому, что, выходя каждый раз из зрительного зала, мои старшие (и не старшие) коллеги мгновенно меня обламывают. Потому что я говорю: “Как чудно это было!” А мне в спину несётся: “Какая мерзость!”, “Как всё пальцем не туда!” А я удивляюсь: “Правда? А мне так понравилось…”

Например, корреспондент «Российской газеты» Алёна Карась сидела на спектакле «Директор театра» с Костолевским и Филипповым в главных ролях «и страшно злилась».«Я недавно видел любимцев публики Игоря Костолевского и Михаила Филиппова в “Повести о том, как поссорились Иван Иванович с Иваном Никифоровичем”, — вторил ей Евгений Соколинский из газеты “Час пик”. — Те же ужимки, те же гримасы. Можно было их даже не переодевать. Там важней всего имидж двух популярных актёров. Вот они себя по мере сил и транслировали. Впрочем, даже в Москве на премьере “Ивана Ивановича с Иваном Никифоровичем” зал был на треть пустой. Потому что эта трансляция самих себя всем уже немножко поднадоела».

Сальери, который одновременно Моцарт… и не понятно, кто из них кого убивает… «Эта идея могла бы быть в какой-то степени плодотворной, — заметила корреспондент газеты “Коммерсант” Елена Герусова. — Как молодой лёгкий дар убивается следующим ремесленничеством. Потенциал этого спектакля мог бы быть очень большим, но как-то не получилось».

«Это в самом деле циничная постановка, — сказал заведующий отделом культуры газеты “Невское время” Владимир Желтов. — Но она тоже имеет право быть. И слава Богу, что это здесь есть. Что можно своими глазами это увидеть. Театр не должен быть подстроен под меня».

«Вот что значит индивидуальность!»Зато многие восхищались Татьяной Дорониной. Например, «Час пик»:

«Я согласен с Владимиром Эммануиловичем (Рецептером), что там, конечно, тенденциозно подобрана программа. Высказаны политические, социальные взгляды. Честно говоря, для меня это было неважно. А важно, как она транслировала свою личность с этими удивительными интонациями. Мне сразу вспомнился эпизод из фильма “Старшая сестра”, в котором она играла, и слова “Вот что значит индивидуальность!” Я тоже смотрел на Доронину. Которой достаточно много лет. И вот эта индивидуальность меня поразила».

А знаете, какой спектакль понравился столичным критикам больше всего? Моноспектакль народного артиста Псковского академического драматического театра имени А. С. Пушкина Владимира Свекольникова. Который почитал им с малой сцены «Графа Нулина» и стихи Александра Блока.

Тому же Желтову выпало вручать Свекольникову диплом за участие в XVIII Пушкинском фестивале: «Это была для меня большая проблема. Потому что я никогда раньше Свекольникова не видел. Я боялся: а вдруг придётся лукавить? Но, к счастью, мне не пришлось ни лукавить, ни льстить. Всё, что я говорил, когда вручал диплом, было чистая правда. Что касается театральных постановок, то ни одна из них более мощного впечатления на меня не произвела».

«С таким артистизмом, так изысканно, живо, тонко был прочитан “Граф Нулин”! Это было великолепно. А ведь это абсолютно консервативная чтецкая программа» (Елена Герусова. «Коммерсант»).

«Я слышал, что он хороший актёр. Но мало ли говорят про хороших актёров… И вот я воочию убедился, насколько он замечательный актёр. Если Доронина оказалась изолирована в центре Москвы, как же печально, что он изолирован в центре России! И не получил резонанса, которого заслуживает» (Евгений Соколинский. «Час пик»).

Так что в тот вечер, когда на псковской сцене давали рецептеровского «Гамлета», настоящим Гамлетом был, конечно же, Владимир Свекольников. Он-то и вышел после спектакля к микрофону — торжественный и печальный, как принц крови, у которого несправедливо отняли трон. Владимир Рецептер в это время скромно жался к стеночке, не смея вернуться в зрительный зал, пока главный артист XVIII Пушкинского фестиваля не скажет свои слова… и после мхатовской паузы — ещё слова.

Повесть о блудном отце

Между прочим, это был не единственный подросший благодаря XVIII Пушкинскому фестивалю герой. А знаете такого русского богатыря — Самсона Вырина? Теперь знайте!

Я уже рассказывала, как питерский писатель-пушкинист Сергей Фомичёв расколдовал в первый день творческой лаборатории стихотворение «Из Пиндемонти». Новгородский писатель-пушкинист Вячеслав Кошелев сотворил нечто ещё более волшебное: он нам нового Илью Муромца с пыльной книжной полки поднял.

Станционного смотрителя Самсона Вырина помните? Которого «тридцать лет и три года» считали первым в русской литературе «маленьким человеком» — основателем рода Башмачкиных. Ну так вот. Вячеслав Кошелев применил к повести Пушкина метод «медленного чтения» и обнаружил там «ненавязчивые» детали, которые в корне меняют наши представления об указанном литературном герое. А заодно и суть всего произведения.

Оказывается, Пушкин не просто так дал своему «почтовой станции диктатору» имя библейского богатыря. Мимоходом выясняется, что он суворовский солдат и носит на своём зелёном сюртуке «три медали на полинялых лентах» — то есть, как нас уверял Вячеслав Кошелев, — был по тем временам чем-то вроде сегодняшнего Героя Советского Союза. А его принадлежность к элитному Измайловскому полку, куда брали только самых статных и рослых рекрутов, подсказывает нам его вероятный рост: 2 аршина 12 вершков — это примерно 195–196 сантиметров.

Получается, никакого «маленького человека» в повести Пушкина «Станционный смотритель» нету. А есть бывший крепостной крестьянин исполинского роста, которого пощадили и пуля-дура, и штык-молодец. Он отслужил свои 25 лет, стал свободным человеком и притом чиновником, женился и даже успел вырастить красавицу-дочь. А когда его дочка выкинула точно такой же фортель и тоже захотела выбиться в люди вместо того, чтоб помогать ему по хозяйству, с досады спился и помер. Так может, это повесть об отцовском эгоизме?

И всё-таки Самсон Вырин унижен, — не соглашались с Кошелевым другие пушкинские лаборанты.

Где? Я этого не вижу!

— Да, Дуня изменила социальный статус, но получается какой ценой? Ценой греха! — совесть Псковского драматического театра Виктор Яковлев был, как всегда, в своей любимой роли.

Почему сразу греха? Да полюбила она!

Мне остаётся только добавить, что тема любви витала над XVIII по счёту Пушкинским фестивалем, как объявленный пушкинистами в розыск царь Гвидон над корабельщиками. Выступающие то и дело шутили, что фестиваль у нас теперь «половозрелый» — хоть завтра жени. Да-да-да, я тоже это подтверждаю. Что у него статус, как «ВКонтакте», — «в активном поиске».
 
Ольга Миронович

Источник
: Псковское агентство информации

©

Информационно-исследовательская
база данных «Русский Шекспир», 2007-2022
Под ред. Н. В. Захарова, Б. Н. Гайдина.
Все права защищены.

russhake@gmail.com

©

2007-2022 Создание сайта студия веб-дизайна «Интэрсо»

Система Orphus  Bookmark and Share

Форум «Русский Шекспир»

      

Яндекс цитированияЭлектронная энциклопедия «Мир Шекспира»Информационно-исследовательская база данных «Современники Шекспира: Электронное научное издание»Шекспировская комиссия РАН 
 Каталог сайтов: Театр Каталог сайтов - Refer.Ru Яндекс.Метрика


© Информационно-исследовательская база данных «Русский Шекспир» зарегистрирована Федеральной службой
    по надзору за соблюдением законодательства в сфере СМИ и охраны культурного наследия.

    Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-25028 от 10 июля 2006 г.