Проект создан при поддержке
Российского гуманитарного научного фонда (грант № 05-04-124238в).
РУССКИЙ ШЕКСПИР
Информационно-исследовательская база данных
Тимон Афинский. Перевод А. В. Флори. Акт первый
© Перевод А. В. Флори, 2005

 

АКТ ПЕРВЫЙ


Сцена первая


Афины. Зал в доме Тимона.

 

Входят Стихотворец, Живописец,
Ювелир и прочие гости.

 

Стихотворец
Я вас приветствую!
Живописец
                                      О, сколько лет!
Стихотворец
Рад видеть вас. Что новенького в мире?
Живописец
Он развивается, но между тем
Все более дряхлеет.
Стихотворец
                                         Ваша новость
Увы, мой друг, нисколько не нова.
А нет у вас чего-нибудь в запасе,
Что перепето не было сто раз
На все лады? Однако я скажу вам: 
Богатство — всемогущий чародей.
Оно пленяет и тела, и души,
Порабощая всех. Того купца
Я знаю, кажется.
Живописец
                                   Я с ювелиром,
Его соседом, коротко знаком.
Купец
Тимон — редчайший человек?
Ювелир
                                                              Конечно.
Купец
Он дышит
Неисчерпаемою добротой.
Сейчас таких людей и нет, пожалуй.
Ювелир
Вот солитер мой.
Купец
Это для него?
Ювелир
Да, если цену добрую назначит.
Хотя... Как это высказать точней...
Стихотворец (Декламирует с выражением.)
Кто за дары восславляет деянья порока,
Тот осквернил Красоту: долг ее — Благу служить.
Купец
Роскошный камень. Какова огранка!
Ювелир
О да, воды чистейшей солитер!
Живописец
Так вы почтили одою Тимона
Великолепного?
Стихотворец
                                    Я произвел
На свет непроизвольно эти вирши.
Кресало нужно, чтоб огонь извлечь,
Но пламя вдохновения родится
Из ничего — вот стихи текут
Камедью из ствола. Едва возникнув,
Они преображаются в обвал,
Который всё с собою увлекает.
И вы Тимону что-то принесли?
Живописец
Картину. Скоро ль книга ваша выйдет?
Стихотворец
Когда ее Тимону поднесу.
Но мне ваш труд не терпится увидеть
Живописец (Показывает картину.)
Я думаю, картина недурна.
Стихотворец
О, это истинное совершенство!
Живописец
Да, что-то есть.
Стихотворец
                              В очах сияет ум!
Какая горделивая осанка!
Отмечен вдохновеньем этот лик.
И жест немой красноречив. Прекрасно!
Живописец
Я уловил в нем подлинную жизнь.
А эта черточка?
Стихотворец
                                Великолепна!
Сама Натура перед ней бледна
И обучаться у нее могла бы.

 

Входят аристократы.

 

Живописец
Хоть наш патрон неслыханно богат,
Друзья — вот главное, чем он владеет.
Стихотворец
Счастливец! Это же весь цвет Афин!
Живописец
Вот и еще.
Стихотворец
                      Какая тьма народу!
В эскизе оды я изобразил,
Как человека целый мир ласкает,
Баюкает в объятиях его
И одаряет радостью без меры.
Деталями я не был увлечен,
Дал волю полную воображенью,
Скитаясь в беспредельном море строк,
Я воспарял орлом, не оскверняя
Своих стихов корыстью.
.
Живописец
                                   Вы о чем?
Стихотворец
Сейчас отвечу. Видите вы сами,
Как много низменных, тщеславных душ,
Умов ничтожных, лживых и продажных
Тимона окружает. Он богат,
Великодушен, добр и хлебосолен
И, как янтарь, притягивает всех –
От прихлебателя до Апеманта,
Который может только враждовать
(Коль не с другими, то с самим собою)
И числит во врагах весь род людской,
Но все ж уходит умиротворенный,
Когда с Тимоном переговорит.
Живописец
Да, я присутствовал при их беседах.
Стихотворец
Изобразил я гору, а на ней
Фортуна восседает на престоле,
И у подножья — пестрая толпа:
Смесь самых разных лиц, одежд, сословий.
Все рождены для суетных забот,
И каждый грезит собственным успехом.
Но выделяется из них Тимон.
Вот на него Фортуна обращает
Свой благосклонный взгляд — и в тот же миг
Пред ним все остальные отступают
И превращаются в его рабов.
Живописец
Как это верно! Я все так и вижу:
Гора, престол, богиня, человек,
Отмеченный ее благоволеньем.
Он голову склонил, чтобы верней
Карабкаться по неприступной круче
К своей вершине. Это я и сам
Могу избрать предметом для картины.
Стихотворец
Я продолжаю. Все его друзья,
Включая тех, кто старше и знатнее,
Подобострастно стелются пред ним,
Клянутся в вечной дружбе, превозносят
И, наконец, уже боготворят.
Живописец
И что же?
Стихотворец
                      Вдруг превратная Фортуна
Любимца прежнего толкает вниз,
И тот, кто полз за ним на четвереньках,
Его не хочет даже поддержать
И очищает к пропасти дорогу.
Живописец
Да, это узнаваемо вполне
И часто вдохновляет живописцев,
Что в красноречье не уступят вам.
Как тонко вы напомнили Тимону,
Что и пигмеям выпало не раз
Следить за низверженьем великанов.

 

Трубы.

 

Входит Тимон, ласково приветствует всех.
К нему подходит гонец от Вентидия, говорит с ним, затем — Луцилий и другие слуги.

 

Тимон
И он в тюрьме?
Гонец
                                Да, добрый господин.
И он всего-то должен пять талантов,
Но денег нет, а кредиторы злы.
Вас за него он просит поручиться.
Иначе он пропал.
Тимон
                                   Я не из тех,
Кто друга предает. Вентидий добрый!
Да разве можно не помочь ему!
Я сам все уплачу, не сомневайся.
Гонец
Он будет вашим вечным должником.
Тимон
Приободри его. Я деньги вышлю
Немедленно. Пусть он придет ко мне,
Лишь раз помочь — невелика услуга.
Куда важней поддерживать его
И дальше. Ну, ступай.
Гонец
                                          Мое почтенье.
И да пошлют вам боги благодать.

 

Уходит.

 

Старик (входя)
Тимон, ты нужен мне.
Тимон
                                           Почтенный старец,
Я слушаю.
Старик
                    Луцилий — твой слуга?
Тимон
Да.
Старик
       Позови его, Тимон.
Тимон
                                              Луцилий!

 

Луцилий подходит.

 

Луцилий
Я здесь. Что вам угодно?
Старик
                                                  Твой слуга
Повадился ночами к нам таскаться.
Всю жизнь я по крупицам собирал
Свое богатство, и совсем не лестно
Мне хлеборезу передать его.
Хотел бы я кого-нибудь почище.
Тимон
Так. Что же дальше?
Старик
                                          У меня есть дочь,
Моя наследница. Она красива,
Умна и образованна — ведь я
Стремился воспитать ее как должно.
И вот, смекнув, что замуж ей пора,
Твой удалец за нею волочится,
Я это запрещал ему сто раз,
Да без толку.
Тимон
                          Луцилий — честный малый.
Старик
Пусть женится на честности: она
Уже сама — великая награда.
Зачем же человеку две жены?
Тимон
А любит дочь его?
Старик
                                    Конечно, любит!
По юности да глупости. И с кем
Такого помраченья не бывало
Под действием страстей!
Тимон (Луцилию)
                                                   А ты ее?
Луцилий
Люблю, конечно. И не безответно.
Старик
Когда они поженятся, клянусь:
Я нищим завещаю состоянье,
Но ей я не оставлю ничего.
Тимон
Ну, хорошо, а был бы он богатым?
Старик
Я дал бы три таланта, а затем
Она бы всё в наследство получила.
Тимон
Давно мне служит этот человек,
И видеть я хочу его счастливым.
К тому ж, я не пожертвую ничем,
Но только человека долг исполню.
Ему я три таланта подарю,
И дочери твоей он будет ровня.
Старик
О, если так, то честью поручись,
И пусть они поженятся хоть завтра
Тимон
Клянусь я честью. Вот моя рука.
Луцилий
О ваша милость! Помните, отныне
Весь мой достаток вам принадлежит.

 

Старик и Луцилий уходят.

 

Стихотворец
Примите труд мой с пожеланьем счастья
Тимон
Благодарю. Не уходите, друг,
Поговорим мы с вами непременно.
И вы мне что-то принесли?
Живописец
                                                      Портрет.
Пожалуйста, примите, ваша милость.
Тимон
Портрет? Благодарю, благодарю.
Хранят портреты истинно людское:
С тех пор, как люди движимы грехом,
В них человеческого — только внешность,
Она-то на портретах и видна.
Я в восхищенье отработы вашей.
Прошу входить без церемоний впредь.
Живописец
Да сохранят вас боги всеблагие!
Тимон
Благодарю. До встречи. — Господа,
Обедаем мы вместе, не забудьте.
(Ювелиру)
Вас за брильянт честили знатоки.
Ювелир
Что, изругали?
Тимон
Нет же, все в восторге.
Я б разорился, если бы цена
Брильянта измерялась похвалами.
Ювелир
Его я не дороже оценил,
Чем стоит он в действительности. Впрочем
Цена вещей способна возрасти,
Когда их носит человек великий.
Приобрети вы этот солитер,
Она подскочит сразу баснословно.
Тимон
Вот вы и впрямь смеетесь надо мной.
Купец
Нет, господин мой, он лишь повторяет,
Что все без исключенья говорят.
Тимон
Не все. Вон исключенье появилось!
Достанется сейчас и мне, и вам.

 

Входит Апемант.

 

Купец
Да, всем достанется. Он снисхожденья
Не знает.
Тимон
                  Здравствуй, добрый Апемант.
Апемант
Ты мне здоровья не желай, покуда
Я люэс доброты не подцеплю.
Ты раньше станешь псом, а эти твари,
Уроды эти — честными людьми.
Тимон
Помилуй, отчего они уроды?
Апемант
Ну, выродки, не все ль тебе равно?
Тимон
Отчего же выродки? Разве ты с ними знаком?
Апемант
Если я не ошибаюсь они выродились на свет в Афинах?
Тимон
Да, в Афинах.
Апемант
Вот видишь, я кое в чем не ошибаюсь!
Ювелир
А меня ты знаешь, Апемант?
Апемант
Разве я не сказал, кто ты?
Тимон
Это все твоя гордыня, Апемант.
Апемант
Есть чем гордиться, если ты не Тимон.
Тимон
Куда ты шел, Апемант?
Апемант
Придушить доброго человека.
Тимон
Тебя за это могутказнить.
Апемант
Не могут. Нельзя казнить за то, что невозможно сделать.
Тимон
Тебе нравится этот портрет?
Апемант
Да, тем, что всего лишь портрет.
Тимон
Разве творец его — не искусный мастер?
Апемант
Его смастерили искуснее, хотя тоже весьма топорно.
Живописец
Ах ты пес!
Апемант
А ты — сукин сын. В чем же разница?
Тимон
Будешь обедать, Апемант?
Апемант
Нет, я не ем богатых.
Тимон
Может, это и к лучшему — а то еще отобьешь аппетит у дам.
Апемант
Вот они-то и едят богатых, оттого и животом страдают.
Тимон
Экое скабрезное замечание!
Апемант
Дарю. Оно тебе очень подойдет.
Тимон
Тебе нравится этот алмаз?
Апемант
Куда меньше, чем правдивость. Впрочем, она ценится не слишком дорого.
Тимон
Как ты думаешь, сколько он стоит?
Апемант
Не стоит того, чтобы думать о нем. — Что скажешь, стихоплет?
Стихотворец
А ты кто такой?
Апемант
Все так же врешь?
Стихотворец
Разве ты не киник?
Апемант
Киник!
Стихотворец
Поэтому я лгу?
Апемант
Ты — борзописец?
Стихотворец
Поэт!
Апемант
А говоришь, что не врешь! Кто в своей последней поэме представил Тимона превосходным человеком?
Стихотворец
Но ведь это же правда! Тимон в самом деле превосходный человек.
Апемант
Кое в чем ты, пожалуй, прав. Его глупость превосходит все границы, если он тебе еще и платит. О, если б я был богатым!
Тимон
И что бы ты делал, Апемант?
Апемант
То же, что и всегда делает Апемант: ненавидел бы богатых.
Тимон
Как? И себя тоже?
Апемант
Да, и себя.
Тимон
Но за что?
Апемант
За то, что, став богатым, я бы утратил былую ненависть (Купцу) Ты ведь негоциант?
Купец
Да, Апемант.
Апемант
Пусть тебя погубят твои негоции, если этого не сделают боги.
Купец
Если меня погубят негоции, то лишь по воле божией!
Апемант
Твой бог — купля-продажа. Это тебя и погубит.

 

Трубы. Входит слуга.

 

Тимон
В чем дело?
Слуга
                          К вам пришел Алкивиад,
А с ним десятка два друзей.
Тимон
                                                       Немедля
Их всех принять и провести сюда!

 

Слуга выходит.

 

(Живописцу)
Bас убедительно прошу остаться.
Сначала разделите наш обед,
Затем картину вашу мы оценим.

 

Входит Алкивиад с приятелями.

 

Добро пожаловать. Я очень рад.
Апемант
Да чтоб они, мерзавцы, охромели!
В них дружелюбия ни капли нет,
Но столько ханжества, как будто люди
Давно уж превратились в обезьян.
Алкивиад
Мне очень вас, Тимон, недоставало.
Мой взор без вас совсем оголодал.
Тимон
Найдутся угощенья и получше.
Рад видеть вас. Идемте, господа.

 

Уходят.

 

Остаются Апемант и несколько сенаторов.

 

Первый сенатор
Сколько времени, Апемант?
Апемант
Пришло времяпорядочных людей.
Первый сенатор
Тогда время стоит на месте: любые времена — для порядочных людей.
Апемант
Тем более странно, что ты появился на свет.
Второй сенатор
Ты идешь на пир к Тимону?
Апемант
Да. Любопытно взглянуть, как воры и дураки, обожравшись, превратятся в настоящих скотов.
Второй сенатор
Ну тогда будь здоров, будь здоров.
Апемант
Ты двойной дурак, если дважды пожелал мне здоровья.
Второй сенатор
Почему, Апемант?
Апемант
Одно пожелание лучше бы оставил для себя. Я-то тебе здоровья не пожелаю ни разу. От меня тебе не поздоровится.
Первый сенатор
Чтоб ты околел!
Апемант
Что же касается твоих пожеланий, я их исполнять не намерен. Обратитесь с этим к своему приятелю.
Второй сенатор
Прочь, злобный пес! Иль вышвырнут тебя!
Апемант
Пес удирает от копыт ослиных.
Первый сенатор
Вот мизантроп! — Однако нам пора
За стол; хозяин наш великодушный
Само гостеприимство превзошел.
Второй сенатор
Щедрее нет на свете человека.
Бог Плутос у него в учениках.
Тимон готов воздать тысячекратно
За все услуги и за все дары.
Первый сенатор
Такой души я не встречал вовеки.
Второй сенатор
Пусть боги сохранят его. Идем.
Первый сенатор
О, я охотно следую за вами.

 

Уходят.


Сцена вторая


Главный зал в доме Тимона.

 

Слуги накрывают на стол.

 

Входят Тимон и гости.

 

Вентидий
Мой друг Тимон! Когда благие боги,
Сочтя мгновенья моего отца,
Его призвать решили, он пред смертью
Мне все свое богатство завещал.
Хочу воздать вам за великодушье
Вдвойне — ведь это вы меня спасли
От долговой тюрьмы.
Тимон
                                            О нет, Вентидий!
Ты ценишь преданность невысоко!
Я деньги подарил тебе — и только.
А тот, кто получает их назад,
Дарителем не может называться.
Иные люди поступают так,
Но подражать им — да избавят боги!
Вентидий
Высокая душа!
Тимон
                                Друзья мои!
Приличья для того и существуют,
Чтоб ложь и равнодушие скрывать.
Всегда притворное гостеприимство,
Еще ничем себя не проявив,
Заранее об этом сожалеет.
Прошу, без церемоний, господа!
Вы для меня бесценней всех сокровищ,
И в вас мое богатство влюблено.

 

Все садятся.

 

Первый сенатор
Признаться…
Апемант (Входит.)
                             Тихо! Он решил признаться!
И я надеюсь, что его казнят.
Тимон (Апеманту)
А, милости прошу!
Апемант
                                     Напрасно просишь.
Явился я, чтоб ты меня прогнал.
Тимон
Ты с виду человек благопристойный,
Но только с виду. Право же, стыдись!
Такое поведенье безрассудно.
Сам знаешь: Ira furor brevis est:
Гнев — это краткосрочное безумье. —
Накройте стол отдельно для него:
Он общества людей не переносит
И вечно зол.
Апемант
                         Нет, я останусь тут —
Ведь я к тебе пришел для наблюдений.
Тимон
Мне все равно. Всех жителей Афин
Я видеть рад, а ты афинский житель.
К тому ж надеюсь я, что мой обед
Хоть на мгновенье рот тебе закроет.
Апемант
Ну нет! Я им скорее подавлюсь.
Плюю на твой обед и лгать не буду.
Лишь лодыри Тимона не едят,
А он, блаженный, и не замечает!
А свора пожирает не еду,
А поглощает плоть и кровь Тимона.
Юродивый же подстрекает их.
И я не понимаю, хоть убейте,
Как можно здесь кому-то доверять,
Как можно им ножи давать к обеду:
Во-первых, мотовство, а во-вторых,
Опасно — и тому примеров много.
Вон прохиндей — с хозяином сидит,
С ним преломляет хлеб, вино вкушает,
А сам подбросил бы Тимону яд.
Нет, будь я богачом, вовек не стал бы
Садиться с параситами за стол:
Того гляди отравят иль зарежут.
Когда пируешь в обществе друзей,
Кольчуги лучше не снимай своей.
Тимон
За вас, друзья; пьем круговую чашу.
Первый сенатор
Теперь направьте к нам ее, Тимон!
Апемант
Мошенник! Знает, что куда направить!
Боюсь, от этих здравиц наш Тимон
Последнее здоровье потеряет...
(Поднимает свою флягу.)
Зато в моем напитке нет вреда,
И я его спокойно принимаю.
Никто еще водой из родника
Не упивался до скотоподобья.
Да и еда моя питью под стать.
Сейчас богам молитву вознесу я,
Хоть забываем мы о них, пируя.

 

Боги, злата не ценя,
Уберечь прошу меня
От безумия и веры
Подлецу к лицемеру.
Пусть я буду слеп и глух
К ухищреньям потаскух,
К прошве проповеднической дури
И к волкам в овечьей шкуре,
И к законника словам,
И к любезнейшим друзьям.
Мне мой черный хлеб милее.
Пусть жиреют богатеи.

 

Будь здоров, дорогой Апемант (Ест и пьет.)
Тимон (Алкивиаду)
Душою вы сейчас на поле боя?
Алкивиад
Душа моя всецело служит вам.
Тимон
Но вы с врагами завтракать готовы
Охотней, чем обедать у друзей.
Алкивиад
Я ничего не ведаю вкуснее,
Чем враг убитый. Потчевать друзей
Такими угощеньями не стыдно.
Апемант
Хотел бы я, чтобы все эти лизоблюды были твоими врагами. Ты бы их убил и пригласил меня на пиршество.
Первый сенатор
Как я мечтаю, милый Тимон, чтобы нам представился случай хоть отчасти показать нашу беспредельную любовь и преданность вам. Ничего другого не желаю с такой силой.
Тимон
Мои добрые друзья! Не сомневаюсь, что сами бессмертные боги судили вам быть моей опорой — потому вы и зоветесь моими друзьями. Я вложил в плоть каждого из вас частицу своей собственной души. Я верю в вас, как в самого себя. И я говорю о вас больше, чем позволила бы сказать ваша скромность. О боги! — так думал я не раз. — Зачем вы сотворили друзей, если не для того, чтобы в трудный час мы могли к ним обратиться? А иначе не было бы на земле ничего бесполезнее друзей. Они напоминали бы зачехленные инструменты, укрывающие свою музыку лишь для себя одних. О, как бы я хотел лишиться всего моего богатства, чтобы между нами не оставалось никаких различий! Мы рождены для сотворения добра. Добро наших друзей — в то же время и наше достояние. Отрадно сознавать, что люди, словно братья, располагают собственностью друг друга. О, радость, которая, не успев родиться, тонет в слезах умиления! О, я не могу их сдержать! Простите, друзья... Пью за ваше здоровье.
Апемант
Чтоб выпили они, ты разрыдался?
Второй гость
О, радость родилась у нас в глазах
И зарыдала, как новорожденный.
Апемант
Ублюдок, откровенно говоря...
Третий гость
Поверьте мне, Тимон, я очень тронут.
Апемант
Оно и видно.

 

Трубы.

 

Тимон
Трубы? Что стряслось?

 

Входит слуга.

 

Слуга
Господин мой, осмелюсь доложить, там несколько, извиняюсь, женщин просят разрешения пройти к вашей милости.
Тимон
Женщин? Чего же они хотят?
Слуга
С вашего позволения, там есть еще одно существо, которое вам всё объяснит.
Тимон
Проси.

 

Входит Купидон.

 

Купидон
Приветствую тебя, великий муж,
И всех вкушающих твои щедроты.
Пять чувств единогласно изрекли,
Что ты, Тимон, их подлинный властитель:
Вкус, обонянье, осязанье, слух
И зренье этим пиршеством роскошным
Упоены — и сам я упоен.
Мы пред тобой склоняемся, Тимон.
Тимон
Польщен, польщен. Останетесь довольны.
Эй, музыка!
Первый гость
                         Божественный Тимон!
Пред вами целый мир благоговеет.

 

Музыка. Купидон удаляется и возвращается с дамами в масках, одетыми как амазонки, с лютнями в руках. Они играют и танцуют.

 

Апемант
Вы только поглядите! Ну и ну!
Бесстыжие! Пошли ногами дрыгать!
Они ополоумели, ей-ей!
И этот весь разгул — одно безумье.
Да лучше я коренья буду жрать,
Чем пресыщаться этой срамотою!
Людишки подлые любую блажь
Хозяина исполнят за объедки —
Потом его же будут поносить!
Да что искать невинности в борделе!
И кто же в этом мире не растлен
И сам не растлевал? И кто не знает,
Как могут ранить лучше друзья?
Однако отойду от этих бестий —
А то ведь разорвут. Таков наш свет,
Что бедняку ни в чем удачи нет.
.
 
Гости поднимаются из-за стола и окружают Тимона, осыпая его лестью. Из подобострастия каждый из них выбирает по амазонке. Пары танцуют под звуки гобоев.

 

Тимон
Благодарю вас, милые вакханки.
Вы этот пир украсили собой.
Он прежде не был так великолепен
И вполовину. Все, как я хотел,
Вы сделали — пожалуй, даже лучше.
Первая дама
Вы подвергаете испытанию нашу скромность.
Апемант
Было бы что испытывать...
Тимон
Прелестницы… Всех вас прошу к столу.
Пожалуйста, садитесь, не стесняйтесь.
Дамы
Мы благодарны вам от всей души.

 

Купидон и дамы уходят.

 

Тимон
Флавий!
Флавий
Я здесь, господин.
Тимон
Мою шкатулку!
Флавий
Слушаюсь…
(в сторону)
Вновь драгоценности швырять начнет.
Он не желает слушать возражения,
Иначе я давно б ему сказал...
Нет, хватит, я глаза ему открою!
А то ведь пожалеет он стократ,
Когда его вчистую разорят.
Все щедрые доверчивы и пылки.
Увы, глаза у них не на затылке!

 

Уходит.

 

Первый гость
Где наши слуги?
Слуга
Я здесь. Что вам угодно?
Второй гость
Готовьте лошадей!

 

Слуга уходит.

 

Появляется Флавий со шкатулкой.

 

Тимон
Еще два слова, милые друзья.
(Первому гостю)
Честь окажите мне — алмаз примите.
Первый гость
Но это вы мне оказали честь.
Я без того в долгу у вас.
Гости
                                             Мы тоже.

 

Возвращается слуга.

 

Слуга
Сюда идут правители Афин.
Вот только спешились.
Тимон
                                              Я рад. Зови их.
Флавий
Послушайте, мой добрый господин!
Вам знать необходимо…
Тимон
                                                  После, после.
Сейчас займись гостями. Проследи,
Чтоб их приветили как можно лучше.
Флавий
Он невменяем! Что же я могу?!

 

Входит второй слуга.

 

Второй слуга
Мой господин! В знак уваженья Луций
Вам передал четверку лошадей
С серебряною сбруей.
Тимон
                                             Принимаю —
И с удовольствием. Пускай его
Сторицей отблагодарят.

 

Входит третий слуга.

 

                                                 В чем дело?
Третий слуга
Лукулл вас приглашает на обед
И посылает вам две своры гончих.
Тимон
Приду. Примите гончих, а потом
Лукулла, не скупясь, вознаградите.
Флавий
Когда же этому придет конец?
Всех принимает, всем дарит подарки,
Не зная, что иссякли сундуки,
Не ведая, что в кошельке нет денег,
И мне не позволяет говорить.
Он, словно нищий, многого желает,
Не в состоянье сделать ничего.
Он раздает пустые обещанья,
Что исполняться могут только в долг.
Его долги все больше с каждым словом.
Лишь доброта в избытке у него,
Но разорителен такой избыток.
Его земля заложена давно,
Он лучше бы сейчас меня уволил,
А то с позором выгонит. Беда
Тому, кто привечает недостойных.
Нет никого опаснее, чем друг,
Который ядовитей всех гадюк.
Беднягу я жалею всей душою.

 

Уходит.

 

Тимон
Нет, милый друг, вы чересчур скромны.
Прошу, примите эту безделушку.
Второй гость
Моей признательности нет границ.
Первый гость
Тимон, вы щедрости самой щедрее.
Тимон
Хвалили вы гнедого жеребца.
Теперь он ваш. Берите и владейте.
Третий гость
Помилуйте, я ни о чем таком...
Тимон
Не помышляли? Полно! Я же знаю:
Не станет благородный человек
Тем восхищаться, что ему противно.
Друзей я подбираю по себе.
Любовь я мерю собственной любовью.
Когда-нибудь и я к вам обращусь.
Гости
Мы будем счастливы.
Тимон
                                          Я тоже счастлив,
Что вы украсили мой скромный дом.
А эти все подарки так убоги...
Вот если царства мог бы я дарить!
Алкивиад, ты воин, это значит,
Что все твое имущество — лишь меч.
Великий грех — с тобой не поделиться,
Палатки ставишь ты среди могил,
Поместил твои — поля сражений.
Алкивиад
Поля, что урожая не дадут!
Первый гость
Мы все у вас в долгу.
Тимон
                                        У вас я — больше.
Второй гость
Мы вам безмерно преданы.
Тимон
                                                        И я.
Побольше света!
Первый гость
                                    Пусть вас не покинут
Вовек богатство, счастье и почет!
Тимон
Дышу для вас одних.

 

Все, кроме Тимона и Апеманта, уходят.

 

Апемант
                                         Не многовато
Здесь лизоблюдов? Чем еще воздашь
Очисткам этим за подхалимаж?
У тех, кому претит прямохожденье,
Отменно гибки спины и колени.
A ты умом, как видно, обделен —
И все готов отдать за их поклон.
Тимон
Когда б не говорил ты столь ехидно,
Я и тебя любил бы, очевидно.
Апемант
Уж лучше ты меня возненавидь.
Пока живу, не дам себя купить.
Кто станет вразумлять тебя, когда ты
Впадешь опять в бессмысленные траты?
Ведь, угождая всем, ты был бы рад
Себя же самого снести в заклад.
К чему вся эта суета?
Тимон
                                          Я вижу,
Ты ищешь крупной ссоры? Уходи же.
Умри, философ, а затем воскресни
И пой уже совсем другие песни,
А эти я и слушать не хочу.
Апемант
Противно слово правды богачу!
Ты глух — так знай; ты не увидишь рая.
Тебе я вход туда перекрываю.
Всегда подобострастье ко двору,
А правда никогда не по нутру.

 

Уходят.

 


© Гайдин Б. Н., комп. верстка, 2008

©

Информационно-исследовательская
база данных «Русский Шекспир», 2007-2023
Под ред. Н. В. Захарова, Б. Н. Гайдина.
Все права защищены.

russhake@gmail.com

©

2007-2024 Создание сайта студия веб-дизайна «Интэрсо»

Система Orphus  Bookmark and Share

Форум «Русский Шекспир»

      

Яндекс цитированияЭлектронная энциклопедия «Мир Шекспира»Информационно-исследовательская база данных «Современники Шекспира: Электронное научное издание»Шекспировская комиссия РАН 
 Каталог сайтов: Театр Каталог сайтов - Refer.Ru Яндекс.Метрика


© Информационно-исследовательская база данных «Русский Шекспир» зарегистрирована Федеральной службой
    по надзору за соблюдением законодательства в сфере СМИ и охраны культурного наследия.

    Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-25028 от 10 июля 2006 г.