Проект создан при поддержке
Российского гуманитарного научного фонда (грант № 05-04-124238в).
РУССКИЙ ШЕКСПИР
Информационно-исследовательская база данных
Тимон Афинский. Перевод А. В. Флори. Акт третий
© Перевод А. В. Флори, 2005

 

АКТ ТРЕТИЙ



Сцена первая



Дом Лукулла.

 

Фламиний и слуга.

 

Слуга

Я доложил о тебе, хозяин сейчас выйдет.

Фламиний
Спасибо, сударь.

 

Входит Лукулл.

 

Слуга
А вот и хозяин.
Лукулл (в сторону)
Надо же — слуга Тимона! Конечно, с каким-нибудь невероятным подарком. Сон в руку. Мне сегодня снился умывальник, из которого лилось золото (вслух) Здравствуй, милейший Фламиний. Рад тебя видеть. (слуге ) Вина, живее!

 

Слуга уходит.

 

Как здоровье благороднейшего, достойнейшего, добрейшего гражданина Афинского, твоего щедрейшего хозяина?
Фламиний
Он здоров.
Лукулл
Приятно слышать, приятно. A что у тебя под плащом, дорогой Фламиний?
Фламиний
Всего лишь пустой ларец. Почтенный Лукулл, умоляю вас, наполните его. Мой господин просит пятьдесят талантов, они ему необходимы сейчас же. Он очень надеется на вас.
Лукулл
М-да... Говоришь, очень надеется? Он, конечно, человек, полный всяческих достоинств, но уж больно расточительный. Богам известно, как часто я предупреждал его, что все эти пиршества, эти празднества чревоугодия, не доведут до добра. Можно сказать, я только затем и приходил к нему обедать, чтобы лишний раз предупредить, его — но разве этот человек кого-то слушает! У каждого свои недостатки, он был мотом. Я его предупреждал, но всё напрасно.

 

Входит слуга с кувшином.

 

Слуга
Ваша милость, я принес вина.
Лукулл
Я всегда считал тебя неглупым человеком, Фламиний. Твое здоровье.
Фламиний.
Спасибо, ваша милость.
Лукулл
Более того, у тебя достаточно гибкости, чтобы приноровиться к обстоятельствам. Это очень ценное качество. (слуге) Пошел вон!

 

Слуга выходит.

 

Подойди поближе, честный Фламиний. Твой хозяин — добрый человек, а ты, в отличие от него, — человек умный. Видишь ли, сейчас не лучшее время одалживать деньги, если их нечем обеспечить. Возьми три солидара, вернись домой и скажи, что не застал меня. Всех благ.
Фламиний
Не может быть, чтоб изменился мир,
А мы бы продолжали жить, как прежде!
(Бросает деньги.)
Ах, нечисть подлая! Вернись к тому,
Кому ты заменила все на свете!
Лукулл
Э! Да ты, оказывается, дурак. Что хозяин, что холуй — два сапога пара.
Фламиний
Пусть это золото сольется с тем,
Где предстоит тебе вариться в пекле.
Чтоб ты им подавился, негодяй!
Поддельный друг! Нарыв на теле друга!
За сутки скиснет дружбы молоко
В таких сердцах. О боги! Ты узнаешь,
Мой бедный господин… — Каков подлец!
Отказывает в помощи Тимону,
Его обеда не переварив.
Пусть эта пища впрок тебе не будет.
Ты ядовитей всех на свете змей.
Издохни, гадина, да поскорей —
И отправляйся в ад, отягощенный
Тем, что успел стащить ты у Тимона!

 

Уходят.



Сцена вторая



Афины. Агора.

 

Входят Луций и три чужестранца.

 

Луций
О, Тимон! Это лучший из людей — и мой друг.
Первый чужестранец
Да, мы это знаем, но с ним не знакомы. Впрочем, кое-что мы можем сказать и так — об этом все говорят. Золотые времена Тимона прошли, и счастье утекает от него.
Луций
Чепуха. Чтобы Тимон нуждался — быть не может!
Второй чужестранец
И все-таки один из его слуг недавно просил денег у Лукулла. Всего-то несколько талантов — и вообразите: вернулся ни с чем! А ведь как просил! В ногах валялся — и ничего!
Луций
Нет, не может быть.
Второй чужестранец
Уверяю вас, так оно и есть.
Луций
Что-то здесь не то. Свидетели боги, мне стыдно слушать. Отказать такому человеку! Да чего и ждать-то от Лукулла! Я ведь тоже кое-что получал от Тимона — так, всякую мелочь, деньги, безделушки — не то что Лукулл, но я бы не отказал Тимону в несколько талантах.

 

Входит Сервилий.

 

Сервилий
К счастью, вот и Луций. Я умаялся, гоняясь за ним. (Луцию) Многоуважаемый...
Луций
А-а! Здравствуй, Сервилий. И тут же — до свидания. Передай привет моему лучшему другу, а твоему высокочтимому хозяину — воплощению всех мыслимых и немыслимых добродетелей.
Сервилий
Хозяин велел передать...
Луций
Передать? Вечно он велит что-то мне передать. А я и так у него в долгу, как в шелку, и без того не знаю, чем его отблагодарить. Итак, что же он велел передать на сей раз?
Сервилий
Увы, только просьбу о помощи, ваша милость. Не могли бы вы ссудить ему несколько талантов?
Луций
Это шутка. Не может быть, чтобы он нуждался в каких-нибудь пяти тысячах талантов.
Сервилий
Нет, зачем же, поменьше. Вы уж поймите правильно, если бы не нужда…
Луций
Так это правда, Сервилий?
Сервилий
Душой клянусь, чистейшая правда.
Луций
Ах я скотина эдакая! И надо же мне было потерять все свои деньги именно тогда, когда я мог бы сделать доброе дело. Вот ведь незадача! Я вчера заключил одно пари — скажите, господа! И представляете — все проиграл. Я даже собрался просить Тимона о помощи. Но теперь, конечно, не попрошу за все блага мира. Надеюсь, он не обидится... Передай своему господину нижайший поклон и наилучшие пожелания... Ах, как не повезло... Милый Сервилий, ты уж ему все именно так и скажи.
Сервилий
Ладно, скажу.
Луций
Сервилий, не сомневайся, ужя-то при случае, при первой же возможности...

 

Сервилий уходит.

 

Первый чужестранец
Дни счастья для Тимона миновали.
Упал он и поднимется едва ли.

 

Луций уходит.

 

Первый чужестранец
Видал, Гостилий?
Второй чужестранец
                                     Я же не слепой.
Первый чужестранец
Таков наш мир. Дух времени слагают
Душонки мелкие таких льстецов.
Тимон его любил почти как сына,
Всегда ему деньгами помогал,
Оплачивал расходы по именью,
Шли деньги слугам из его казны!
Ест Луций из Тимоновых тарелок,
И он не может вылить ни глотка,
Тимоновых сервизов не касаясь.
И что ж? Неблагодарный человек —
Мерзейшее чудовище на свете.
Он то сейчас для друга пожалел,
В чем не отрезывают даже нищим.
Третий чужестранец
Богопротивно это!
Первый чужестранец
                                         Никогда
Я за столом Тимона не обедал,
Подарков от него не получал,
Но если бы ко мне он обратился,
Тогда б я состоянье разделил
И распростился с большей половиной.
Из одного почтения к нему
Я поступил бы так. Но эти дряни
Сочувствовать уже не в состоянье.

 

Уходят.



Сцена третья



Дом Семпрония.

 

Входят Семпроний и слуга Тимона.

 

Семпроний
А почему ко мне? Чем я-то лучше?
Ведь есть еще и Луций, и Лукулл,
Да и Вентидий: получил наследство.
Теперь-то он богач. А ведь Тимон
Его недавно вытащил из ямы.
Они весьма обязаны ему.
Слуга
Мы испытали их — и оказалось,
Что из металла сделаны они
Фальшивого.
Семпроний
                       Ах, вот как! Отказали
Ему Вентидий, Луций и Лукулл?
Все трое?.. Все... Так, значит, я четвертый?
Меня он напоследок приберег?
Однако низко же меня он ценит!
Ему три медика не помогли,
Так что же? После этих шарлатанов
Прикажете лечить его? Ну, нет!
Он оскорбил меня. Подумать только:
Я на четвертом месте! Между тем,
Я первым получал его подарки,
Когда он был богатым, а в нужде
Ко мне последнему он обратился
И этим опозорил. Ну так вот:
Когда б он оказал мне предпочтенье,
То я бы деньги дал и за себя,
И за других — с желаньем превеликим.
Но раз уж я последний, то прибавь
Отказ мой к предыдущим трем отказам.
Скажи: так низко честь мою ценя,
Гроша он не дождется от меня.

 

Уходит.

 

Слуга
Неподражаемо! Это из мерзавцев мерзавец! Наделяя человека ханжеством, Вельзевул не знал, что творил. Он подписал приговор самому себе. Когда-нибудь он покажется ангелом рядом с таким вот лицемером. Нет, каков подлец! И ведь даже не краснеет. Да еще разглагольствует о чести, совсем как те фарисеи, что готовы истребить целые народы, говоря о человеколюбии! Между прочим, и он таков же в политике.
Надежды у Тимона больше нет.
Его друзья бесследно испарились.
Теперь просить он может лишь богов.
Дверь, никогда не знавшая засова.
Отныне запирается навек,
И станет дом могилою Тимона.
Сгубившим состояние свое
Среди людей обычных не житье.

 

Уходит.



Сцена четвертая



Дом Тимона. Зал.

 

Входят слуги кредиторов, Варрона и Луция.

 

Первый слуга Варрона
Гортензий, Тит, я очень рад вас видеть.
Тит
Привет, Варрон. И Луций тоже здесь!
Сошлись мы, что и говорить, удачно.
Слуга Луция
И за одним и тем же. Например,
Я за деньгами.
Тит
                                 Да и мы все тоже.

 

Входит Филот.

 

Слуга Луция
А вот Филот!
Филот
                        Привет, друзья!
Слуга Луция
                                                       Привет!
Который час, не знаешь?
Филот
                                                   Скоро девять.
Слуга Луция
Уже?
Филот
             Да. Что, Тимон не выходил?
Слуга Луция
Пока что нет.
Филот
                            Обычно он восходит,
Как солнце, в семь часов.
Слуга Луция
                                                    Обычно — да.
Но день его идет на убыль.
Как солнце, он проматывает свет.
Но солнце навсегда не угасает,
А вот Тимону больше не сиять,
И в кошельке его зима — под снегом,
Как ни ищи, не встретишь ничего.
Филот
Боюсь, что так.
Тит
                               И все же твой хозяин
Тебя отправил за деньгами?
Филот
                                                          Да.
Тит
Он принимал Тимоновы брильянты —
И денег требует в придачу к ним?
Гортензий
Не нравится мне это, как хотите.
Слуга Луция
Нет, хоть убейте, в толк я не возьму:
От человека требуют уплаты
За то, что сам же он и подарил?
И вправду эти камни драгоценны!
Гортензий
Я б хоть сейчас отсюда убежал.
Хозяин мой — и это знают боги —
С Тимоном поделил его мошну,
А нынче проявил неблагодарность.
Да лучше б он его обворовал!
Первый слуга Варрона
Мне велели взыскать три тысячи. А тебе?
Слуга Луция
А мне — пять.
Первый слуга Варрона
Это гораздо больше. Видать, твой хозяин был Тимону лучшим другом, чем мой, а то бы они требовали одного и того же.

 

Входит Фламиний.

 

Тит
Вот слуга Тимона.
Слуга Луция
Фламиний! Друг, одно слово! Скоро твой хозяин выйдет?
Фламиний
Нет, не скоро.
Тит
Мы его ждем давно. Ты, пожалуйста, доложи ему о нас.
Фламиний
Зачем? Ему и без того известно ваше рвение.

 

Входит Флавий, прикрываясь плащом.

 

Слуга Луция
А это кто? Тимонов управитель?
А почему закутался плащом?
Давайте-ка скорей его окликнем,
А то еще растает, как туман.
Тит
Эй, погодите же! Да погодите!
Первый слуга Варрона
Постойте, сударь!
Флавий
                                     Слушаю!
Тит
                                                        Мы ждем,
Когда вернут нам деньги.
Флавий
                                                 Признавая,
Что ждете вы уплаты, вы честней,
Чем были господа, ссужая деньги.
Недели не прошло, когда они
Еще трапезничали у Тимона
И пресмыкались перед ним. Зачем
Они тогда счетов не предъявляли,
Съедая господина моего?
Довольно! Не просите ничего.
Совсем недавно я подвел итоги.
Тимон давно обглодан, и теперь
Уйдете вы не солоно хлебавши.
Слуга Луция
Не за таким ответом мы пришли.
Флавий
Другого не дождетесь. Вы не лучше
Мерзавцев, что послали вас сюда.

 

Уходит.

 

Первый слуга Варрона
Что там бормочет сей мажордом в отставке?
Второй слуга Варрона
В отставке же — не все ли равно, что говорит? Тот, кому нечего терять, может болтать всё что угодно. Пускай хоть дворцам грозит кулаком!

 

Входит Сервилий.

 

Тит
А вот и Сервилий. От него-то мы и дождемся вразумительного ответа.
Сервилий
Не сегодня, друзья, не сегодня, прошу вас. Моему господину не до того. Он не в себе.
Слуга Луция
А нам-то что — в себе иль не в себе?
Но если ваш хозяин, правда, болен,
То лучше не сидел бы взаперти,
А поспешил со всеми расквитаться —
И проторил себе дорогу в рай.
Сервилий
О боги!
Тит
                Не увиливай!
Фламиний (за сценой)
                                             Сервилий!
На помощь! — Успокойтесь, господин!

 

Входит Тимон в раздражении.

 

За ним — Фламиний.

 

Тимон
И дверь моя впустить меня не хочет.
Я прежде был свободный человек,
А ныне дом мой стал моей тюрьмою.
Он был приютом дружеских пиров.
Как весь наш мир, он создан из железа,
И это обнаружилось теперь.
Слуга Луция
Тит, приступай.
Тит
                                 Вот счет мой, посмотрите.
Слуга Луция
И мой.
Гортензий
                 Возьмите, сударь.
Слуги Варрона
                                                        И еще.
Вот наши.
Филот
                       И мои.
Тимон
                                         Вооружились!
Ну, вот он я! Рубите пополам!
Слуга Луция
Но, добрый господин...
Тимон
                                             Чеканьте деньги
Из сердца моего!
Тит
                                    Мне пятьдесят.
Тимон
Ну, приступайте, упыри!
Слуга Луция
                                                Пять тысяч…
Тимон
Пять тысяч капель крови? — А тебе?
Первый слуга Варрона
Но сударь.
Второй слуга Варрона
                     О Тимон!
Тимон
                                          Терзайте! Рвите!
И пусть вас покарают небеса!

 

Уходит.

 

Гортензий
Яснее ясного — плакали наши денежки. Сумасшедшие деньги — должник-то сошел с ума.

 

Уходит.

 

Входят Флавий и Тимон

 

Тимон
Я задыхаюсь. Это же не люди,
А ламии.
Флавий
                  Мой добрый господин!
Тимон
А если...
Фламиний
                     Ваша милость!
Тимон
                                                    Да, пожалуй...
Эй, Флавий!.. — Да, я так и поступлю.
Флавий
Я слушаю.
Тимон
                       Ты, как всегда, прилежен.
Скорее обойди моих друзей.
Зови Семпронья, Луция, Лукулла
И прочих всех. О, я их накормлю!
Флавий
Вы только оттого так говорите,
Чтовы больны — у вас болит душа.
Не хватит денег и на скромный ужин,
Не то что...
Тимон
                        Чепуха. Я так велел,
И ты исполнишь это приказанье.
В последний раз мы с поваром моим
Стервятников на славу угостим.

 

Уходят.



Сцена пятая



Сенат.

 

Сенаторы заседают.

 

Первый сенатор
Да, я согласен — это преступленье.
Заслуживает смерти душегуб.
Здесь проявить обязаны мы твердость,
Чтоб беззакония не поощрять.
Второй сенатор
Согласен. И закон его осудит.

 

Входит Алкивиад со свитой.

 

Алкивиад
Приветствую властителей Афин.
Первый сенатор
И мы тебя приветствуем. В чем дело?
Алкивиад
О старцы! Я смиренно бью челом
И к милосердью вашему взываю
(Лишь деспотам не ведомо оно).
Мой друг, гонимый временем и роком,
Попал в чудовищную западню,
Откуда нет спасения. Оставим
Вину его на время в стороне.
Он, несомненно, человек достойный,
И даже в преступлении своем
Он не был движим низменным порывом,
А воинские доблести его
Свершенное убийство искупают.
Он был врагом смертельно оскорблен
И вознегодовал, но очень скоро
Свой гнев он укротил и ни на шаг
Не уклонился от законов чести,
Сражался так отважно и при том
Он проявил такое благородство,
Старался крови избежать, как мог.
Он будто вел не бой, а диалог.
Первый сенатор
Уж это я не знаю, что такое!
Убийцу превращаешь ты в героя!
И ты, одною целью увлечен,
Возводишь преступление в закон.
А преступление — побочный отпрыск
Отваги, и отец его — порок.
Быть терпеливым — истинная доблесть.
Тот в наше время подлинный герой,
Кто на обиды смотрит философски,
Не возмущаясь из-за пустяков,
Но всё воспринимая равнодушно.
От гнева зло исходит без числа,
А кто рискуем жизнью ради зла,
Тот сумасшедший.
Алкивиад
                                     Но...
Первый сенатор
                                                   Я повторяю:
Словес не трать на помощь негодяю!
Смирись и прекословить нам не смей.
Смиренье — вот геройство наших дней.
Алкивиад
Отцы, простите, я, конечно, темен,
К тому ж солдат я, а не философ,
Но вразумите, почему народы,
Когда вдет войною супостат,
Не проявляют вашего смиренья?
Смирение — геройство наших дней?
Боюсь, что вы не сыщете героя,
Что сам бы предложил себя заклать!
Зачем, скажите, мы тогда воюем?
Выходит, женщины храбрее нас?
Злодей в цепях — отважней прокурора?
Бессмысленный осел — мудрее льва?
Ведь доблесть заключается в смиренье,
Одумайтесь, почтенные мужи!
И в состраданье доблести немало.
Лишь холуям смирение пристало.
Страшнее, чем убийство, нет вины,
Однако честь мы защищать должны.
И, говоря по совести, всегда ли
Вы ярости достойно избегали?
Подумайте об этом.
Второй сенатор
                                        Ничего
Ты не добьешься.
Алкивиад
                                       Ничего? А как же
Те подвиги, которые мой друг
Свершал в Лакедемоне, в Византии?
Они ходатайствуют за него.
Первый сенатор
Да ты о чем?
Алкивиад
                           Он защищал. Афины,
Врагов отечества он истреблял.
В последней битве, например...
Второй сенатор
                                                               Довольно!
За это он себя вознаградил
С лихвой своим безудержным разгулом.
Его пороки всё свели на нет,
Ум утопили и пленили храбрость.
Да будь он лишь несдержан, в остальном
Примером добродетели являясь,
Его мы осудили б и тогда!
Он в бешенстве опасней всех чудовищ!
Не писаны законы для него,
Кулачное лишь признает он право.
И замечали мы давно за ним,
Что в гневе он безумьем одержим.
Первый сенатор
Злодей умрет.
Алкивиад
                              Превратная Фортуна!
Он мог в сраженье голову сложить.
Почтенные отцы! Вы не хотите
Признать его заслуги, а меж тем
Он мог бы очень просто оправдаться —
Лишь пальцем шевельнув одной руки.
Что ж, я в баталиях не из последних —
Так вы учтите и мои дела.
Ручаюсь честью, воинскою славой,
Вас не заставит этот человек
Жалеть о благородном милосердье.
Но если жертвы требует закон,
Солдату лучше пасть на поле боя.
Коль прекратиться жизнь его должна,
Пускай исполнит приговор война.
Второй сенатор
Нет, соблюсти должны мы процедуру,
И, будь он даже друг нам или брат,
Его за кровь пролитую казнят.
Алкивиад
Ушам поверить я не в состоянье.
Вы так поступите? Не может быть!
Или забыли вы, с кем говорите?
Первый сенатор
В чем дело?
Алкивиад
                           Вспомните, кто я такой.
Третий сенатор
Что?
Алкивиад
            Память ухудшается с годами.
Забыли, кто такой Алкивиад?
Иначе бы, я думаю, едва ли
Мне в малости подобной отказали.
Вот, даже раны разболелись!
Первый сенатор
                                                             Ты
Испытывал терпенье наше долго.
Мы не желаем расточать слова.
Ты нами изгоняешься навеки.
Алкивиад
Что? Вы меня изгнали из Афин?
Свое безумье лучше изгоните
Да казнокрадство, что позорит вас.
Первый сенатор
Итак, когда минует два рассвета,
Уйдешь ты из афинских рубежей,
А нет — поговорим с тобой иначе.
И, чтобы делу положить конец,
Мы друга твоего казним сейчас же.

 

Сенаторы уходят.

 

Алкивиад
Да ниспошлют вам боги долгих лет,
Чтоб все вы истощились, как скелеты,
И устрашали человечий взор!
Как совладать мне с яростью моею!
Я бил врагов, а это воронье
Успешно между тем обогащалось
И даже отдавало деньги в рост.
А все мое богатство — шрам на шраме.
Так вот моя награда! Вот елей,
На раны воина ростовщиками
Пролитый! Из Афин изгнать меня!
Ну, хорошо! А впрочем, в самом деле,
Не так уж плох подобный оборот.
Они же меч мне вкладывают в руки.
Да я теперь Афины сокрушу!
Я поднимаю бунт. Мы вырастаем,
Когда нам сила противостоит.
В сражение вступая с великаном.
Нетрудно превратиться в божества нам.

 

Уходит.



Сцена шестая



Главный зал в доме Тимона.

 

Музыка. Столы накрыты.

 

Вокруг толпятся гости.

 

Первый гость
Добрый день, сударь.
Второй гость
И вам тоже. Подозреваю, что Тимон только испытывал нас.
Первый гость
Поразительно! И я думал о том же. Полагаю, что дела его гораздо лучше, чем он пытался нам внушить.
Второй гость
Конечно, если он по-прежнему закатывает пиры.
Первый гость
Вот именно! И ведь как просил меня прийти! Я поначалу отказался — дела, знаете ли, но он так умолял, так умолял, что пришлось уступить.
Второй гость
У меня тоже было одно срочное дело, но он об этом не хотел и слушать. Жаль, что у меня совсем не было денег, когда он... ну, вы понимаете...
Первый гость
Еще бы! Когда я понял его игру, мне стало не по себе.
Второй гость
И всем остальным тоже. Все мы хороши — так опростоволосились! Сколько он просил у вас?
Первый гость
Тысячу золотых.
Второй гость
Тысячу золотых?
Первый гость
Именно.
Второй гость
Тысячу золотых?
Первый гость
Да. А у вас?
Второй гость
У меня?.. Кстати, вот он.

 

Входит Тимон со свитой.

 

Тимон
Сердечно приветствую вас! Как поживаете?
Первый гость
Великолепно, особенно когда знаем, что вы в добром здравии.
Второй гость
Ласточка не так летит за весной, как мы за вами.
Тимон (в сторону)
И еще быстрее улетаете зимой. Знаю, что вы за птицы. (громко) Друзья мои, боюсь, что мой скромный обед не вознаградит вас за длительное ожидание. Насыщайтесь пока музыкой, если звуки труб — не слишком грубая пища. Сейчас подадут угощение.
Первый гость
Тимон, вы понимаете... Я был вынужден отправить вашего слугу ни с чем...
Тимон
Не беспокойтесь об этом.
Второй гость
Благороднейший Тимон...
Тимон
Да, мой достойнейший друг?

 

Слуги вносят закрытые блюда.

 

Второй гость
Благороднейший Тимон... Я готов со стыда провалиться... Когда вы прислали ко мне, я сидел без гроша...
Тимон
Не думайте об этом.
Второй гость
Клянусь вам, если бы слуга пришел двумя часами раньше…
Тимон
Да, конечно. Оставим это. — Подавайте все сразу!

 

Слуги вносят закрытые блюда.

 

Первый гость
Это будет пир богов — вот увидите!
Третий гость
Здесь окажутся все брашна, которые можно купить за деньги.
Первый гость
Здравствуйте! Какие новости?
Третий гость
Слыхали? Алкивиад-то изгнан!
Первый и второй гости
Алкивиад изгнан?!
Третий гость
Увы, да!
Первый гость
Как же так?
Второй гость
Умоляю, скажите, за что!
Тимон
Мои достойные друзья, прошу к столу.
Третий гость
Я потом все расскажу во всех подробностях. А сейчас — роскошный обед.
Второй гость
Тимон есть Тимон.
Первый гость
Надолго ли?
Второй гость
Пока он в силе, но когда-нибудь...
Третий гость
Ясно.
Тимон
Прошу к столу, господа. Спешите, как если бы вас ожидали уста возлюбленной. Угощение сегодня будет одно. Не нужно церемоний, а то все остынет. Садитесь, садитесь. Теперь вознесем хвалу богам. «Вы, наши великие покровители, одарите нас чувством благодарности. Научите восхвалять вас за щедрости, но не расточайте своих даров без остатка, чтобы всегда было за что вас благодарить. Отмерьте каждому ровно столько, чтобы ему не нужно было ничего занимать у ближнего своего. Но и себя не обижайте, бессмертные. Ведь если богам придется просить у людей, люди перестанут почитать богов. Гости да возлюбят пиршества больше, чем хозяев. И там, где соберутся за столом двадцать человек, пусть окажется среди них двадцать смертных, а если за столом сидит дюжина женщин, пусть двенадцать из них будут тем, что они есть. Остальные дары свои оставьте для афинских властителей, а также для народа. И все дурное в людях да будет исправлено. А мои друзья, присутствующие здесь, да узрят свою душу и обратятся в то, чем они должны быть». А теперь поднимите крышки и лакайте, шакалы.

 

Гости снимают крышки и видят,
что блюда наполнены теплой водой.

 

Голоса
Что он имеет в виду? — Что все это значит?
Тимон
Вам угощений лучших никогда
Не пробовать, друзья чревоугодья!
Не холодны вы и не горячи.
Вот ваша сущность — теплая водица
И пар. Ну, поглощайте же скорей
Последнее, что у меня осталось!
Вас расписал я краской золотой,
Теперь ее смываю — и в лицо вам
Бросаю ваш смердящий, подлый грех.
Живите долго, будьте ненавистны
Всем окружающим. Вы мерзкий сброд,
Лоснящиеся с жиру приживалы,
Ничтожества, влюбленные в себя,
Обворожительные живодеры,
Холопы, лизоблюды, холуи,
Улыбчивые волки, крокодилы
Рыдающие, змеи на груди,
Лютейший гнус, пиявки, кровососы,
Вы куклы часовые, флюгера,
Пусть вас облепят гнойною коростой
Все язвы человека и зверей!
(одному из гостей)
Уже уходишь? Захвати лекарство!
И ты! И ты?

 

Обливает их водой.

 

                         Вам деньги не нужны?
Вот, получите! Что, все испарились?
Пускай со мною дружбу водит тать,
Отныне лучших мне друзей не знать.
Гори, мой дом! Земля, Афины скрой!
Стал ненавистен мне весь род людской!

 

Уходит.

 

Некоторые гости возвращаются.

 

Первыйгость
Вы что-нибудь понимаете?
Второй гость
Чем объяснить этот взрыв ярости?
Третий гость
Шапки моей не видали?
Четвертый гость
Он всегда был сумасшедшим. Прихоти управляли им. Недавно подарил мне алмаз, а теперь сбил его с моей шапки. Не видели моего алмаза?
Третий гость
Не видели моей шапки?
Второй гость
Вот она.
Первый гость
Вот мой плащ. Уйдем-ка отсюда подобру-поздорову.
Второй гость
Тимон взбесился.
Третий гость
Пересчитал мне ребра.
Четвертый гость
То нас одаривал, а теперь бьет.

 

Уходят.

 


© Гайдин Б. Н., комп. верстка, 2008

©

Информационно-исследовательская
база данных «Русский Шекспир», 2007-2023
Под ред. Н. В. Захарова, Б. Н. Гайдина.
Все права защищены.

russhake@gmail.com

©

2007-2024 Создание сайта студия веб-дизайна «Интэрсо»

Система Orphus  Bookmark and Share

Форум «Русский Шекспир»

      

Яндекс цитированияЭлектронная энциклопедия «Мир Шекспира»Информационно-исследовательская база данных «Современники Шекспира: Электронное научное издание»Шекспировская комиссия РАН 
 Каталог сайтов: Театр Каталог сайтов - Refer.Ru Яндекс.Метрика


© Информационно-исследовательская база данных «Русский Шекспир» зарегистрирована Федеральной службой
    по надзору за соблюдением законодательства в сфере СМИ и охраны культурного наследия.

    Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-25028 от 10 июля 2006 г.