Проект создан при поддержке
Российского гуманитарного научного фонда (грант № 05-04-124238в).
РУССКИЙ ШЕКСПИР
Информационно-исследовательская база данных
Тимон Афинский. Перевод А. В. Флори. Акт пятый
© Перевод А. В. Флори, 2005


АКТ ПЯТЫЙ



Сцена первая



Лес. Пещера.

Входят Стихотворец и Живописец.

Тимон следит за ними из пещеры.
 
Живописец
Судя по всему, это здесь.
Стихотворец
Не знаю, чему и верить. Неужели у него еще есть золото — и много?
Живописец
Вне всяких сомнений. Об этом говорили Алкивиад, Фрина, Тимандра; нищие солдаты, эти перекати-поле, кое-что получили. Говорят, и управителю достался немалый куш.
Стихотворец
Значит, он придумал разорение как пробный камень для друзей?
Живописец
И только для этого. Увидите, он опять появится в Афинах и расцветет, будто пальма. Поэтому было бы очень неплохо внушить ему нашу преданность, хоть он и не нуждается в ней. Если он и вправду богат, мы не окажемся в дураках.
Стихотворец
Что вы ему подарите?
Живописец
На сей раз только свое посещение. Пообещаю ему потрясающую картину.
Стихотворец
А я — потрясающую поэму.
Живописец
Чего уж лучше! Посулы отражают самую суть нашего времени, открывая глаза предвкушению. Никто ничего не делает, все только обещают. Выполнение обещаний — удел ничтожных заурядностей. Давать обещания легко и приятно, выполнять — тоскливо и обременительно, все равно что составлять завещание: то и другое — свидетельство тяжкого самочувствия.
Тимон (в сторону)
Ах ты живописец! Захочешь изобразить Подлость — напиши автопортрет.
Стихотворец
А что бы мне придумать? Я напишу сатиру на доверчивость богатых людей и коварство льстецов, преследующих великого человека.
Тимон (в сторону)
Послужи сам себе образом для аллегории Лести, а уж я найду, чем вознаградить твой труд.
Стихотворец
Так что же стали вы, любезный друг?
Мы выпускаем выгоду из рук!
Живописец
Да, денег люди ищут днем с огнем,
А не в кромешной тьме. Ну что ж, идем.
Тимон (в сторону)
О, я привечу вас, не сомневайтесь.
Ты, желтый идол, всех богов сильней,
Раз в этом капище — грязнее хлева —
Тебя усердно славит род людской.
Ты вспахиваешь пену океана,
Ведешь суда за тридевять земель,
Порабощаешь низменные души.
Владычествуй и дальше над землей.
Губи своих рабов. А я их встречу
Достойно.
Стихотворец
                      Благороднейший Тимон!
Живописец
Ты наш недавний друг и благодетель,
Приветствуем, приветствуем тебя!
Тимон
Неужто я сподобился увидеть
Двух искренних и преданных людей?
Стихотворец
Мы у тебя в долгу. Едва известье
Пришло о разорении твоем
И о предательстве друзей, мы были
Возмущены до глубины души.
О люди! Имя вам — неблагодарность!
Ничтожные! Чем вас ни покарай,
Все будет мало. Бросить без поддержки
Того, кто их, как солнце, согревал,
Кому они обязаны всецело.
О, я не в силах подобрать слова
Для облаченья этого злодейства.
Тимон
И ни к чему. Пусть ходит нагишом:
По крайней мере, будет очевидным.
Вы ж, оставаясь честными людьми,
Чужую подлость резче обозначьте.
Живописец
Мы оба шли дорогою прямой
Под ливнями твоих благодеяний.
Мы это помним.
Тимон
                                  Да, вы не лжецы.
Стихотворец
Мы здесь, чтоб предложить свои услуги.
Тимон
О души честные! Но чем же я
Могу воздать за ваше милосердье?
Кореньями вот разве да водой.
Но вам такая пища не по вкусу?
Оба
О, ради вас согласны мы на все!
Тимон
Быть может, добродетельные души,
Вы краем уха слышали о том,
Что у меня есть золото? Ответьте,
Прямые души!
Стихотворец
                             Слух такой прошел,
Но мы явились по другой причине.
Тимон
О души, искренние до конца!
(Живописцу)
Тебе, художник, видно, равных нету
В изображенье Подлости. О да!
Тебе известна Подлость до деталей.
Живописец
Известно кое-что…
Тимон
                                         О том и речь.
(Стихотворцу)
А ты, поэт, велеречивым слогом
Описываешь Лесть. Пожалуй, ты
В своем искусстве даже натуральней.
И все же, честные мои друзья,
У вас есть некий общий недостаток.
Конечно, это мелочь для того,
Чтоб утруждать вас...
Оба
                                          Нет, Тимон, скажите!
Тимон
Но вы обидитесь.
Оба
                                    Нет, никогда!
Мы будем благодарны.
Тимон
В самом деле?
Оба
                               Еще бы!
Тимон
                                                   Вы доверчивы, друзья,
Ко всяким проходимцам.
Оба
                                                Неужели?
Тимон
Нет, нет, слепыми вас не назовешь,
Вы без ошибки чувствуете ложь,
Но, в душах человеческих читая,
Вы не остережетесь негодяя
И подадите руку подлецу,
Хоть благочестью это не к лицу.
Живописец
Я с подлецами не знаком.
Стихотворец
                                                     Я тоже.
Тимон
Послушайте: желая вам добра,
Я награжу вас — только истребите
Без жалости всех этих подлецов.
Повесьте, утопите их, зарежьте,
Короче, вы придумаете как.
Уж я в долгу, поверьте, не останусь.
Оба
Все сделаем — скажи лишь имена.
Тимон
А вы не знаете имен друг друга?
Вот это дивно! Вы ж, как близнецы,
Один другого стоите, а вместе
Вы образуете сверхподлеца.
(Живописцу)
Во избежанье этого — останься
На месте и к нему не подходи.
(Стихотворцу)
И ты не двигайся! Когда вы рядом,
Вас слишком много! Прочь отсюда! Прочь!
 
Бьет их.
 
Вот вам достойное вознагражденье!
Вот за участье вам! Вот за труды!
Эй вы, алхимики! Добудьте злато
Себе из тумаков и оплеух!
Прочь от меня, паскуднейшие твари!
 
Прогоняет их и скрываемся в пещере.

Входят Флавий и два сенатора.
 
Флавий
Лишь время потеряете. Сейчас
Тимон ушел в себя. Ему несносно
Все остальное.
Первый сенатор
                                 Ты нас проводи
К его убежищу, а там посмотрим.
Мы выполняем волю горожан
И с ним поговорим.
Второй сенатор
                                       Так не бывает,
Чтоб долго не менялся человек.
Да, время принесло ему несчастья,
Но время же и вылечит его,
Вернув утерянное состоянье.
Так что веди нас.
Флавий
                                     Вот его жилье.
Пусть будут в нем покой и мир. — Хозяин!
Поговори с посланцами Афин!
К тебе пришли виднейшие вельможи,
Они хотят склониться пред тобой
От имени сограждан. Господин мой,
Молю: уважь почтенных стариков!
Тимон (выходя из пещеры)
О солнце благодатное, спали их!
(Сенаторам)
В чем дело? Чтоб повесили вас всех!
Типун вам на язык за слово правды,
А за неправду пусть он отгниет,
И вы подавитесь.
Первый сенатор
Тимон достойный...
Тимон
...Таких, как вы — достойных лишь его.
Второй сенатор
Тебе поклон Афины шлют смиренно.
Тимон
Я тронут, и послал бы им чуму,
Да не могу поймать. Вот незадача!
Первый сенатор
Пришла пора обиды забывать.
Мы каемся, Тимон, перед тобою
И молим, чтоб вернулся ты скорей.
Афины выполнят твои условья.
Ты все получишь, только прикажи.
Второй сенатор
Грубейшую ошибку признаем мы,
Хотьне привыкли к этому, учти.
Да, мы забыли о твоих заслугах,
Не оказали помощи тебе,
Но в том раскаиваемся жестоко.
Афинам ты основою служил.
Теперь они обрушиться готовы.
Старейшины к тебе послали нас.
Ущерб тебе мы возместим сторицей.
Такие деньги и такой почет
Тебя по возвращенье ожидают,
Что вытравят из памяти вражду.
Слова любви внесут в ее скрижали,
Чтоб ты читал их до скончанья дней.
Тимон
Я так растроган, что вот-вот расплачусь,
Лишь одолжите женские глаза
И сердце дурака. Ну что, вельможи?
Дадите — я поплачу.
Первый сенатор
                                            Пощади!
Вернись в отечество свое — в Афины —
И, если хочешь, нами управляй.
Тебя мы встретим общим ликованьем
И безграничной властью облечем.
Тимона имя воссияет снова,
И будет сокрушен Алкивиад,
Подобно необузданному вепрю,
Грызущий корни родины своей.
Второй сенатор
Свирепо он грозит мечом Афинам.
Первый сенатор
Поэтому, почтеннейший Тимон…
Тимон
Теперь все ясно. Что ж, я вам отвечу,
Когда злодей Алкивиад начнет
Рубить моих достойнейших сограждан,
Скажите им от моего лица:
Тимона это не интересует.
А если яростный Алкивиад
Цветущие Афины уничтожит,
Отдаст на поруганье ваших дев
И за волосы оттаскает старцев,
Скажите всем от моего лица:
Тимона это не интересует.
Пускай бесчинствовать не устает,
Пускай ножи не знают передышки,
Пока хватает глоток у Афин.
Что до меня, то лезвие любое
В руках врага я выше оценю,
Чем глотки лучших жителей афинских.
Пусть боги вам помогут, как ворам
Надсмотрщики.
Флавий
                               Увидели вы сами,
Что не добьетесь ровно ничего.
Ступайте.
Тимон
                    Перед тем, как вы явились,
Я сочинил прощальные стихи,
Вы завтра их узнаете. Приходит
Тимона власти над людьми конец.
Богат я был, судьбою избалован,
Но из ничтожества не выходил.
(Ничтожно все в проклятом этом мире!)
Ступайте. Всем желаю долго жить,
Страдая под пятой Алкивиада.
Страдать желаю, впрочем, и ему.
Живите, если сможете.
Первый сенатор
                                              Идемте.
Идемте. У него же сердца нет.
Тимон
Ах вот как? Сердца нет у мизантропа?
Так говорит безумная толпа,
А вы и повторяете! Неужто
Я родины и правда не люблю?!
Первый сенатор
Совсем другие речи!
Тимон
                                         Рад вас видеть,
Достопочтеннейшие земляки!
Первый сенатор
Тебя слова такие украшают.
Второй сенатор
И входят в уши к нам, как в ворота
Афин — победоносный полководец.
Тимон
Согражданам нижайший мой поклон.
И передайте им, что я придумал,
Как их спасли от горя, и утрат
И трепета перед Алкивиадом,
И всех тревог, которыми судьба
Перегрузила хилую лодчонку
Нелегкого людского бытия.
Пусть обращаются ко мне.
Второй сенатор
                                                     Прекрасно!
Вернется он!
Тимон
                           Тут дерево растет.
Я все срубить его намеревался.
Так передайте жителям Афин,
Моим собратьям — всем без исключенья:
Кто жаждет избавления от бед,
Kо мне пускай приходит и немедля
Повесится на дереве моем.
Всех благ!
Флавий
                      Оставьте же его в покое!
Тимон таким, как видно, и умрет.
Тимон
Довольно вам ходить сюда впустую.
И передайте, что Тимон нашел
Себе пристанище на побережье,
Где в дом его стучится Океан.
А если кто ко мне заглянет в гости,
То прочитает надпись на дверях
Прелюбопытную. — Уста, сомкнитесь.
Я высказал отчаянье свое.
Чума, исправь несовершенство мира.
Пускай работают гробовщики,
А более никто. Пускай отныне
Все радостно готовятся к кончине.
Пускай затмится солнце и умрет.
Оставить мир приходит мой черед.
 
Удаляется в пещеру.
 
Первый сенатор
Обида с сердцем у него срослась.
Второй сенатор
Надеялись мы на него напрасно.
Вернемся и решим, что делать нам.
Для избежанья гибели.
Первый сенатор
                                                Да, правда,
Вернемся. Промедленье — наша смерть.
 
Уходят.
 
 
 
Сцена вторая



Стены Афин. Входят два сенатора и гонец.
 
Первый сенатор
Час от часу не легче! В самом деле
Такое войско он собрать сумел?
Ты не ошибся?
Гонец
                               Может, и ошибся,
Но только преуменьшив их число.
И, судя по стремительности марша,
Они к Афинам скоро подойдут.
Второй сенатор
Тимон не возвратится — мы погибли.
Гонец
Я встретил их посланца — он мой друг.
Хоть в лагерях мы противоположных,
Ослабла перед дружбою вражда,
И мы заговорили дружелюбно.
Письмо он нес Тимону, чтобы тот
К Алкивиаду присоединился:
Ведь мстит Алкивиад и за него.
 
Входят сенаторы, возвращающиеся от Тимона.
 
Первый сенатор
Что скажете?
Третий сенатор
                            Не хочет возвращаться.
Расслышали мы барабанный гром,
А вдалеке клубятся тучи пыли
От надвигающегося врага.
Пускай отпор готовят горожане,
Хотя исход известен мне заране.
 
Уходят.
 
 
 
Сцена третья



Лес. Пещера.

Неподалеку виден камень.

Входит гонец Алкивиада.
 
Гонец
По описанью, здесь его жилище.
Ау! Душа живая, отзовись!
Не отвечает... Умер? Вот могила
И надпись. Для кого же? Для зверей?
Я грамоте совсем не разумею.
Сниму-ка отпечаток восковой
И покажу его Алкивиаду.
А опыта ему не занимать,
Хотя и молодой. Не сомневаюсь,
Войска уже к Афинам подошли
И скоро их сотрут с лица земли.
 
Уходит.
 
 
 
Сцена четвертая



Стены Афин.

Трубы. Входит Алкивиад во главе войска.
 
Алкивиад
Вот он — презренный и развратный город.
Мы подошли. Трубите.
 
Трубы.

На стене появляются сенаторы.
 
                                                До сих пор
Вы безнаказанные беззаконья
Творили, почитая произвол
За справедливость высшую. Недавно
И я, и все соратники мои
Страдали от бессилия — и только.
Напоминало это паралич:
Мы лишь просили и повиновались,
Но сила, что была угнетена,
Воскликнула: «Доколе?», взбунтовалась
И подняла просителей с колен.
Пришла пора безропотным страдальцам
Занять правительственные скамьи,
А наглым самодурам — удалиться,
Дрожа от ужаса!
Первый сенатор
                                  О молодой,
Но славный полководец! Ты замыслил
Отмщение, но войска не имел,
А мы — причин для страшных опасений.
Однако, вспомни, мы уже тогда
К тебе целителями приходили,
Чтобы елей согласия пролить
На язвы твоего негодованья,
Почтением стараясь превзойти
Невольную свою неблагодарность.
Второй сенатор
Мы и Тимона — в меру наших сил —
Склоняли к примиренью, посылали
Просителей, пытались возвратить
И обещали все, что пожелает.
Как видишь, виноваты мы не все
И месть огульная несправедлива.
Первый сенатор
А я уже не говорю о тех,
Кто строил этот город. В чем вина их
Перед тобой? Зачем же сокрушать
Гимнасии, дома, дворцы и храмы?
Второй сенатор
Изгнавшие тебя давно мертвы:
Раскаявшись, не вынесли позора.
В Афины победителем войди
Под сенью развевающихся стягов
И каждого десятого казни —
И утолишь, быть может, жажду мести
Напитком, что противен естеству.
Ну как, десятой части населенья
Довольно будет? Кинем жребий мы
И тех, кто будет с меченою костью,
Мы смерти предадим.
Первый сенатор
                                       Перед тобой
Не все виновны — всем ли быть в ответе?
Грехи отцов, в отличье от земель,
К сынам не переходят по наследству,
А потому войди в Афины сам,
Оставив ненависть за воротами —
С заложниками, коих ты казнишь, —
Прибавив их к обидчикам покойным.
Овец паршивых мудро отдели,
Но для чего губить тебе все стадо?
Второй сенатор
Ты милостью вернее, чем мечом,
Достигнешь цели.
Первый сенатор
                                    Только тронь ворота,
Они откроются. Перед собой
Ты вышли сердце, щедрое на милость:
Афинам передать, что ты не враг.
Второй сенатор
Брось рукавицу, если ты согласен
Оружье лишь для мести обнажить.
Вводи солдат. Пусть будут на постое.
Мы все их просьбы удовлетворим.
Алкивиад
Да будет так. И вот вам рукавица.
Откройте беззащитные врата.
Я накажу лишь тех врагов Тимона,
Что вами будут названы. Итак,
Чтоб успокоить вас, я объявляю,
Что не посмеет ни один солдат
Уйти с поста, течение нарушить
Афинской жизни, преступив устав,
Без наказанья должного.
Сенаторы
                                                  Какие
Достойные слова!
Алкивиад
                                    Я обещал.
За вами дело.
 
Входит гонец.
 
Гонец
                              Храбрый мой начальник,
Почтенного Тимона больше нет.
На берегу морском его могила.
Не знаю, что начертано на ней.
Вот этот слепок вам расскажет больше
И извинит безграмотность мою.
Алкивиад (Читает.)
«Здесь грешный труп — с душой греховною в разводе.
Неважно, кем я был — я враг людских отродий.
Я сам себя зарыл. Прохожий, слез не лей.
Прокляв меня, ступай дорогою своей».
Вот как ты высказался перед смертью.
Ты человечьи слезы презирал,
Не внемля нашим горестям и думам.
Но ум твой подсказал тебе слова,
Что заставляют Посейдона плакать
Во искупление твоих грехов.
Ты умер, благородный муж Афинский,
И мы тебя помянем лишь добром.
А я свой меч соединю с оливой.
Идемте. Пусть рождает мир война
И будет им сама истреблена.
Бей, барабан!
 
Уходит.

Занавес.

Февраль — май 1993 г., ноябрь 2005 г.

© Гайдин Б. Н., комп. верстка, 2008

©

Информационно-исследовательская
база данных «Русский Шекспир», 2007-2023
Под ред. Н. В. Захарова, Б. Н. Гайдина.
Все права защищены.

russhake@gmail.com

©

2007-2024 Создание сайта студия веб-дизайна «Интэрсо»

Система Orphus  Bookmark and Share

Форум «Русский Шекспир»

      

Яндекс цитированияЭлектронная энциклопедия «Мир Шекспира»Информационно-исследовательская база данных «Современники Шекспира: Электронное научное издание»Шекспировская комиссия РАН 
 Каталог сайтов: Театр Каталог сайтов - Refer.Ru Яндекс.Метрика


© Информационно-исследовательская база данных «Русский Шекспир» зарегистрирована Федеральной службой
    по надзору за соблюдением законодательства в сфере СМИ и охраны культурного наследия.

    Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-25028 от 10 июля 2006 г.